Плетения Из Лозы Картинки

В ней как уже сказано оставалось два человека которые вскоре уснули. Я взбежал вверх по береговому откосу чтобы лучше осмотреть всю окрестность; опять спустился к морю прошел немного вдоль берега — и нигде не нашел ничего: никаких прнаков недавнего присутствия людей кроме этого единственного отпечатка ноги. К счастью ко мне вовремя вернулось сознание Увидев что сейчас меня снова накроет волна я крепко уцепился за выступ утеса и задержав дыхание старался переждать пока она схлынет. Но все же моя главная задача оставалась невыполненной Мне нужна была такая посуда в которой можно было бы стряпать: она должна была выдерживать огонь и не пропускать воду а для этого сделанные мною горшки не годились. — В таком случае не будем медлить — сказал я — Вот вам три мушкета вот порох и пули А теперь говорите что по-вашему нам следует предпринять. Когда лодка была спущена на воду я с удивлением увидел как ловко управляется с ней Пятница как быстро он заставляет ее поворачиваться вправо и влево и как хорошо гребет Я спросил его безопасно ли по его мнению пускаться в море в. И не то чтобы мысль о спуске на воду совсем не приходила мне в голову — нет она приходила но я не давал ей ходу подавляя ее всякий раз глупейшим доводом: «Прежде сделаем лодку а там уж подумаем как ее спустить Не может быть чтобы я ничего не придумал!» Вдруг около полудня потянул ветерок Это меня ободрило Но представьте мою радость когда ветерок начал быстро свежеть и через полчаса превратился в хороший ветер! К этому времени меня угнало далеко от моего острова Поднимись в ту пору туман мне пришел. Куда же ссыпать весь рис и ячмень? Для этого нужны были большие корзины и мы тотчас же принялись их плести причем испанец оказался искуснейшим мастером. Пока у нас шли эти переговоры пираты начали просыпаться лесу донеслись их голоса Я увидел что двое них уже стоят на ногах и спросил капитана не эти ли зачинщики бунта. Значит на моем острове снова появились дикари! И появились они не на той стороне где я почти никогда не бывал а здесь недалеко от меня Я притаился в роще окружавшей мой дом не смея ступить шагу чтобы не наткнуться на дикарей. Это случилось не скоро Наконец я окликнул Пятницу Он подбежал ко мне вприпрыжку с веселым смехом довольный и счастливый Я спросил его давал ли он отцу хлеба Он с огорчением покачал головой: Словом сделать пирогу казалось мне не только возможным но самым легким делом и мысль об этой работе была для меня очень приятна С большим удовольствием я думал о том что мне будет даже легче выполнить эту задачу чем дикарям. Не прошло и десяти минут как мы увидели что отчалившая от берега шлюпка вдруг повернула назад и снова направляется к нашему острову Должно быть по пути матросы потолковали друг с другом и у них явился какой-то новый план Мы молча наблюдали. — Вы хотели отнять у меня мой корабль чтобы сделаться пиратами и заняться морским разбоем — сказал он им — Это подло и мерзко Вы опозорили себя на всю жнь сами вырыли себе яму и должны благодарить судьбу если не попадете на виселицу. Я до того обрадовался что в первое мгновенье не мог ответить капитану ни слова и упал бы на землю если бы он не поддержал меня. Вдруг с корабля мы услышали пушечный выстрел На корабле замахали флагом Это был очевидно прывный сигнал для баркаса. Посмотрев туда где стоял наш корабль я еле разглядел его за грядою высоких волн — так он был далеко! И я сказал себе: «Какое это счастье великое счастье что я добрался в такую бурю до этого далекого берега!» Ему захотелось купить мою шлюпку Шлюпка действительно была хороша Капитан сказал что купит ее для своего корабля и спросил сколько я хочу. Спал я сладко как не многим спалось бы на столь неудобной постели и вряд ли кто-нибудь после такого ночлега просыпался таким свежим и бодрым   К концу декабря хлеб поспел и я снял жатву вторую в. Около двух лет прожил я безвыходно в той части острова где находились все мои владения — крепость под горой шалаш в лесу и та лесная полянка где я устроил огороженный загон для коз За эти два года я ни разу не сходил взглянуть на. Но какая бы участь ни постигла несчастных я не мог им помочь и мне оставалось только оплакивать их гибель Мне было жалко и их. Бедный дикарь не понимая как можно убить живое существо не приближаясь к нему (хоть он и видел раньше как я убил его врага) был совершенно ошеломлен Он задрожал зашатался и мне даже показалось что он сейчас упадет. Здесь Я ВПЕРВЫЕ СТУПИЛ НА ЭТОТ ОСТРОВ 30 СЕНТЯБРЯ. Он видел как я застрелил одного из его врагов и это поразило его: он не мог понять как можно убить человека на таком большом расстоянии. Вскоре по приезде в Бразилию мой друг капитан ввел меня в дом одного своего знакомого То был владелец плантации сахарного тростника и сахарного завода Я прожил у него довольно долгое время и благодаря этому мог учить сахарное проводство. В конце концов я смастерил такое колесо которое при помощи ремня приводилось в движение ногой и вращало точильный камень оставляя свободными обе руки Над этим приспособлением я провозился целую неделю. Так несло нас мили четыре и вдруг разъяренный вал высокий как гора набежал с кормы на нашу шлюпку Это был последний смертельный удар Шлюпка перевернулась В тот же миг мы очутились под водой Буря в одну секунду раскидала нас в разные стороны. Конечно костер они развели не для того чтобы погреться — в этом не было нужды так как стояла жара Нет я был уверен что на этом костре они жарили свой страшный обед человечьего мяса! «Дичь» несомненно была уже заготовлена но живая или убитая — я. Ни один заяц ни одна лиса спасаясь в ужасе от своры собак не спешили так в свою нору как я Всю ночь я не мог уснуть и тысячу раз задавал себе один и тот же вопрос: каким образом мог попасть сюда человек? — Что такое? Что случилось Пятница? — спросил я в тревоге — Там — ответил он — около берега одна две три… одна две. Затем я позвал к себе Пятницу и двух матросов-заложников (которых мы теперь освободили так как товарищи их сдержали данное слово) и приказал им перевести пятерых наших пленников пещеры. Я постоял две-три секунды вздохнул всей грудью и последних сил бросился бежать к берегу Но и теперь я не ушел от разъяренного моря: оно снова пустилось за мной вдогонку Еще два раза волны настигали меня и несли к берегу который в этом месте был очень отлогим. Каждую ночь во время штиля мы высекали огонь и зажигали в фонаре самодельную свечку надеясь что какое-нибудь судно заметит наше крохотное пламя но ни одного корабля так и не встретилось нам. В этот день я не вернулся домой ночевать — мне захотелось остаться в лесу Опасаясь что ночью на меня нападет какой-нибудь хищник я как и в первый день моего пребывания на острове вскарабкался на дерево и провел там. Тогда Том Смит закричал: — Спроси у них будем ли мы помилованы Если да мы сейчас же сдадимся так ты им и скажи — Хорошо я скажу — ответил Джимми Рой Но тут вступил в переговоры уже сам капитан. Моя собака была для меня приятнейшим спутником и верным товарищем в течение шестнадцати лет Потом она мирно скончалась от старости но я никогда не забуду как самоотверженно она любила меня. Я спросил капитана находит ли он возможным напасть на корабль с такими малыми силами Мне и Пятнице было невозможно отлучиться: у нас на руках оставалось семь человек которых мы должны были стеречь и кормить. Когда я дошел до моего шалаша я не останавливаясь двинулся дальше на запад И вдруг пройдя с полчаса я увидел перед собою море а в море к моему удивлению полосу земли. — Иди за мной — сказал я — не отставай ни на шаг и молчи Не спрашивай меня ни о чем Да не смей стрелять без моей команды! Я попросил его указать мне этих двоих Он ответил что вряд ли узнает их на таком большом расстоянии но при случае конечно укажет. Место это находилось на северо-западном склоне холма так что почти до самого вечера оно оставалось в тени А перед вечером его озаряло заходящее солнце. Неожиданная радость так сильно взбудоражила Пятницу что у меня не хватило духу оторвать его от отца «Нужно дать ему угомониться» — подумал я и встал невдалеке ожидая когда остынет его радостный пыл. Доброта дикарей растрогала нас мы благодарили их знаками так как никаких подарков не могли предложить им взамен Впрочем в ту же минуту нам представился чудесный случай оказать им большую услугу. И все же я страстно желал возможно скорее отправиться на родину Пятницы чтобы увидеть «бородатых» людей которые живут в той стране Наконец я решил не откладывая долее приступить к постройке большой лодки в которой можно было бы пуститься в открытое море. Однажды когда мы с Пятницей вновь поднимались на холм (в этот раз над морем стоял туман и противоположного берега не было видно) я спросил его: — А что Пятница хотелось бы тебе вернуться на родину. Я не хотел удаляться от берега чтобы не терять виду нашего судна Я боялся что вн по реке к нам могут спуститься в своих пирогах дикари Но Ксури заметив ложбинку на расстоянии мили от берега помчался с кувшином туда. Мешок гороха который капитан привез мне чтобы я употреблял его в пищу я тоже отдал им и при этом посоветовал употребить весь горох на посев чтобы его стало больше После этого разговора с гнанниками я на другой же день рано утром перебрался на корабль. Запасшись таким образом всем необходимым для дальнего плавания мы вышли гавани будто бы на рыбную ловлю Я опустил мои удочки в воду но ничего не поймал (я нарочно не вытаскивал удочек когда рыба попадалась на крючок). В последние годы пока я еще не знал что мне угрожает нападение дикарей я придумал себе кое-какие забавы которые в моем уединении очень развлекали меня Благодаря им я проводил время гораздо веселее чем прежде. Отчалили они при свежем ветре в день полнолуния в октябре К сожалению я не могу указать более точную дату так как потеряв однажды верный счет дней и недель я уже не мог восстановить его. Не могу выразить до чего умилило меня такое бурное проявление сыновней любви! Никогда я не думал что грубый дикарь может быть так потрясен и обрадован встречей. Спал я хорошо а наутро пустился в дальнейший путь Я прошел еще мили четыре в прежнем направлении на север В конце пути я открыл новую прекрасную долину На вершине одного холмов брал свое начало студеный и быстрый ручей Он пробивался к востоку. У меня был теперь неистощимый запас козьего мяса и молока Прнаться когда я принимался за разведение коз я и не думал о молоке Только позже я стал. Не успел я взобраться на гору как тотчас же увидел корабль Он стоял на якоре у юго-восточной оконечности острова милях в восьми от моего жилья От берега до него было не более. После этого мы вернулись в крепость и я не откладывая принялся обшивать моего дикаря. Эта поездка в Африку была можно сказать моим единственным удачным путешествием Конечно своей удачей я был всецело обязан бескорыстию и доброте капитана. — А если они остались в живых — сказал он — их отнесло в сторону и прибило к земле враждебного им племени где их непременно съедят Помолчав немного старик продолжал: Лечь прямо на землю я боялся: что если мне грозит нападение какого-нибудь хищного зверя? Поэтому выбрав на берегу удобное местечко для ночлега я загородил его со всех сторон сундуками и ящиками а внутри этой ограды соорудил досок нечто вроде шалаша. Проснулся я поздно Погода была ясная ветер утих море перестало бесноваться. Только тот кто знает по опыту что значит получить помилование стоя на эшафоте или спастись от разбойников в ту последнюю минуту когда нож уже приставлен к горлу поймет мой восторг при этом открытии. Я не выдержал схватил ружье подзорную трубу и побежал на юго-восточный берег к тому месту где начиналась гряда камней выходящая. Но возвращаюсь к моему дневнику. Мне следовало бы отказаться и надолго остаться в плодородной Бразилии но повторяю я всегда был виновником собственных несчастий Мне страстно захотелось испытать новые морские приключения и голова у меня закружилась от радости. Он оглянулся и кажется в первую минуту испугался меня еще больше чем своих преследователей. Через минуту Пятница уже мчался куда-то как бешеный Бегал он вообще удивительно быстро Напрасно я кричал ему вслед чтобы он остановился и сказал мне куда он бежит —. Я был не на шутку встревожен «Еще несколько дней такого грабежа — и прощай все мои надежды — говорил я себе — у меня нет больше семян и я останусь. «чтобы сделать пирогу — рассуждал я — не надо почти никаких инструментов так как она выдалбливается цельного древесного ствола; с такой работой может справиться и один человек». «если глиняный черепок так затвердел от огня то значит с таким же успехом можно обжигать на огне и глиняную посуду» —. 28 июня Ночью томился от жажды но ни в палатке ни в пещере не было ни капли воды и мне пришлось промучиться до утра Только под утро удалось заснуть Приготовил себе лекарство: табачную настойку и ром Принял его и меня стало тошнить Но все же немного полегчало. Я председательствовал за этим обедом и занимал наших гостей разговорами Пятница служил мне переводчиком не только когда я говорил с его отцом но и с испанцем так как испанец довольно хорошо ъяснялся на языке дикарей. Видя такую покорность этих жалких людей устрашенных угрозой смерти я сказал себе: «Вот когда пришел ко мне час бавления! Эти несчастные так напуганы что конечно исполнят всякое наше требование: стоит нам приказать и они помогут нам овладеть кораблем». И отойдя подальше за деревья чтобы они не могли рассмотреть какая убогая наружность у грозного начальника острова я крикнул: — Позвать ко мне капитана! Один наших людей торжественно подошел к капитану и сказал: 30 апреля Сегодня заметил что у меня осталось очень мало сухарей Нужно соблюдать строгую бережливость Пересчитал все мешки и решил съедать не более одного сухаря в день Это печально но ничего не поделаешь   Это проошло на двадцать четвертом году моего пребывания на острове в середине мая если верить моему убогому деревянному календарю. Прежде всего я спросил отца Пятницы не боится ли он что убежавшие людоеды могут вернуться на остров с целым полчищем других дикарей которые жестоко расправятся. Во-Вторых двое пленных освобожденных по ручательству капитана; в-третьих еще двое — те что сидели в моем шалаше (теперь по настоянию капитана им тоже предоставили свободу); в-четвертых те пятеро второй партии которых мы освободили. — Мои друзья придут ко мне ужинать — сказал он — и потому как только вы наловите достаточно рыбы принесите. Прежние мои страхи с этого времени как будто рассеялись и я зажил по-старому без всяких тревог возделывая поля и ухаживая за своими животными к которым я привязался еще сильнее чем прежде. — Ничего не горюй! — сказал я Пятнице — Мы построим точно такую же лодку и ты поедешь домой Он не ответил ни слова но стал очень печальным и мрачным Когда я спросил что с ним он сказал: — За что Робин Крузо сердится на Пятницу? Что я сделал? — Я конечно охотно покажу вам его — сказал я — но теперь нам предстоит более важное дело: надо подумать о том как отнять у врагов ваш корабль. Подарок был приятный и очень полезный но вы не можете себе представить какой у меня оказался неуклюжий и неотесанный вид когда я надел на себя новый костюм и до чего мне было неловко и неудобно в нем первое время! Покуда рос и созревал мой хлеб я сделал одно открытие которое впоследствии принесло мне немалую пользу. Таким образом повторяю мне жилось бы хорошо и уютно и я был бы совершенно доволен судьбой если бы не боялся что на меня нападут дикари   ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Дикари снова посещают остров Робинзона Крушение корабля Кроме того я вбил в стену моего погреба колышки и развесил на них ружья пистолеты и прочие вещи. Через некоторое время я однако опомнился и обозвал себя тысячу раз дураком «Кто прожил двадцать лет в одиночестве на необитаемом острове тому не пристало бояться чертей — сказал я себе — Право же в этой пещере нет никого страшнее меня». — Милый Пятница — сказал я со вздохом — ты сам не знаешь о чем говоришь Куда уж такому жалкому невежде как я учить других! — Неправда! — возразил он запальчиво — Меня учил — будешь учить и других человеков. Так как этот капитан пользовался общим доверием я охотно принял его приглашение Отправляясь в Гвинею я захватил с собой кое-какого товару: закупил на сорок фунтов стерлингов различных побрякушек и стеклянных делий находивших хороший сбыт у дикарей. Да теперь мой остров был для меня дорог и мил и мне было горько думать что я должен навеки проститься с надеждой вновь увидеть его. Вначале я ставил силки и козы нередко попадались в них Но от этого мне было мало пользы: козы съедали приманку а потом разрывали силки и преспокойно убегали на волю К сожалению у меня не было проволоки и приходилось делать силки бечевок. Эта мысль доставила мне живейшую радость. Пятница был отличный гребец и несмотря на сильный ветер лодка так быстро неслась вдоль берега что я не мог за нею поспеть Пятница благополучно привел лодку в нашу гавань и оставив там отца и испанца побежал по берегу назад. — Здесь! — отозвался Джимми Рой — Их пятьдесят человек и с ними наш капитан Вот уже два часа как они преследуют вас Боцман убит Билл Фраи ранен а меня взяли в плен Если вы не сдадитесь сию же минуту прощайтесь с жнью — вам не будет пощады! Эти ящики я тоже поставил на плот рядом с сундуками Между тем покуда я был занят погрузкой начался прилив и я с огорчением увидел что мой кафтан рубашку и камзол оставленные мной на берегу унесло. Робинзон убеждается что на его острове бывают людоеды Капитан который до сих пор все еще надеялся что нам удастся захватить корабль теперь окончательно. — А скажи-ка мне Пятница что делают ваши с темп кто попадется к ним в плен? Тоже увозят их в какое-нибудь отдаленное место и там съедают их как те людоеды которых я видел? — Да наши тоже едят человека…. — Но — прибавил он — если вы вздумаете бежать вас при первой же попытке пристрелят без всякой пощады Они обещали терпеливо переносить свое заключение и горячо благодарили за то что их не оставили без пищи. «может случиться что неподалеку от острова появится корабль — говорил я себе — а если я не буду видеть моря я могу пропустить этот случай» Как видите мне все еще не хотелось расставаться с надеждой. Он повернул к берегу и я уверен доплыл до него без труда Конечно я мог взять с собой этого мавра но на старика нельзя было положиться Когда мавр отстал от шлюпки я обратился к мальчику и сказал: Но ведь их могло быть и двести и триста и тогда они победили. 28 и 29 апреля И сегодня и вчера целый день точил инструменты; мой снаряд для вращения точильного камня действует отлично. Старик отвечал что по его мнению убежавшие дикари никоим образом не могли добраться до родных берегов в такую сильную бурю какая бушевала в ту ночь что наверное их лодку опрокинуло и все они утонули. Капитан поверил их клятвам и заявил что охотно дарует им жнь Я не возражал против этого но потребовал чтобы пленников связали по рукам. Вдруг я вижу — он бежит назад «Не погнались ли за ним дикари? — в страхе подумал я — Не испугался ли он какого-нибудь хищного зверя?» Теперь надо было подумать о том как я буду месить свои хлебы когда приготовлю муку. Причалив к берегу они оставили в шлюпке трех человек а остальные семеро взбежали вверх по гористому берегу и отправились в глубь острова — очевидно искать пропавших Это сильно встревожило нас. — Ведь у нас не было — пояснил он — ни судна на котором можно пуститься в открытое море ни инструментов для постройки подобного судна ни съестных припасов Тогда я сказал ему: Моя подозрительность с той поры все росла Я стал чуждаться вчерашнего друга мое обращение с ним стало сухим и холодным Так продолжалось несколько недель К счастью я очень скоро обнаружил что был жестоко несправедлив к этому простосердечному юноше. Затем он сказал что готов не откладывая тотчас же поклясться мне в верности. Так как саблю и пистолет я отдал испанцу у меня остался лишь мушкет Он был заряжен но я приберегал свой заряд на случай крайней нужды и потому не стрелял. Вход в палатку я загородил снаружи большим сундуком поставив его боком а нутри загородился досками Затем я разостлал на земле постель положил у головья два пистолета рядом с постелью — ружье. — Расскажи мне какова она с виду Пятница описал мне ее очень подробно и вдруг совершенно неожиданно прибавил с горячим чувством: — Белые человеки не потонули мы их спасли! — А разве в лодке были белые люди? — поспешил я спросить. Закончив осмотр подарков я велел отнести их в мою крепость и начал совещаться с капитаном как нам поступить с нашими пленными: взять их с собою или оставить здесь. С тех пор я начал разводить коз Мне хотелось чтобы у меня было целое стадо так как это был единственный способ обеспечить себя мясом к тому времени когда у меня выйдут порох. Сначала мы надеялись что нам удастся спастись от них бегством и тоже подняли все паруса Но вскоре стало ясно что через пять-шесть часов они непременно догонят нас Мы поняли что нужно готовиться к бою У нас было двенадцать пушек а у врага — восемнадцать. Ужасное зрелище до того поразило меня что я в первую минуту позабыл об опасности которой подвергался оставаясь на этом берегу Возмущение этим зверством вытеснило моей души всякий страх. Через две-три недели после моего разговора с отцом я все же решил убежать Выбрав время когда мать была весела и спокойна я подошел к ней и почтительно сказал:

— В том месте где я дрался неприятелей было много больше Они схватили нас — один два три и меня А наши побили их в другом месте где меня не было В том месте наши схватили их — один два три много большую тысячу. Людоеды прибыли на остров в двух пирогах которые теперь стояли на песке: было время отлива и мои ужасные гости видимо дожидались прилива чтобы пуститься в обратный путь. В ту минуту я как-то забыл что у испанцев потерпевших крушение не было ни перьев ни чернил С этими наставлениями испанец и старый дикарь отправились в путь на той самой пироге на которой они были привезены на мой остров. Тут как нарочно подходит ко мне мой приятель соблазнивший меня ехать вместе с ним хлопает по плечу и говорит: — Ну как ты себя чувствуешь Боб? Держу пари что тебе было страшно Прнавайся: ведь ты очень испугался вчера когда подул ветерок? Так как вскоре начался прилив на берег была послана шлюпка с вещами которые я обещал поселенцам К этим вещам капитан присоединил по моей просьбе сундук набитый всевозможной одеждой Они приняли этот подарок с большой прнательностью. Я тотчас же достал нож перерезал стягивавшие его путы и хотел помочь ему встать Но он не держался на ногах Даже говорить он был не в силах а только жалобно стонал: несчастный кажется думал что его только затем и развязали чтобы зарезать и съесть. Нечего говорить что все эти двенадцать дней я ежеминутно ждал смерти да и никто нас не думал что останется в живых Однажды ранним утром (ветер все еще дул с прежней силой) один матросов крикнул: — Земля! По его словам между ними были три очень честных матроса; он был уверен что их втянули в бунт против их воли при помощи угроз и насилия но зато боцман и все остальные — отпетые злодеи и разбойники. — Нет нет! Пятница сказал бы всем своим: живите как надо; кушайте хлеб зерна молоко козье мясо не кушайте человека — Ну если ты скажешь им это они тебя убьют Он взглянул на меня и сказал: — Нет не убьют Они будут рады учиться добру. — Отлично — сказал капитан — обо всем этом я доложу начальнику острова и со своей стороны буду просить чтобы он помиловал вас. — Вы — ответил я — сделали мне столько добра что я ни в коем случае не считаю себя вправе назначать цену за шлюпку Сколько дадите столько и возьму. …я уже говорил что мне очень хотелось обойти весь остров и что я несколько раз доходил до ручья и еще выше — до того места где построил шалаш. Один них ответил за всех что им нечего сказать в свое оправдание — Но когда мы были арестованы капитан обещал нам пощаду и мы смиренно умоляем вас оказать нам великую милость — сохранить. На следующий день рано утром мы увидели что к кораблю плывут два человека Оказалось это двое тех пятерых которых мы оставили на острове — Возьмите нас с собою! — кричали они — Уж лучше повесьте нас но не оставляйте на острове! Там все равно. Они успели захватить с собой оружие так что когда помощник капитана со своими людьми высадил дверь каюты их встретили выстрелами Помощнику раздробили руку мушкетной пулей два матроса тоже оказались ранеными но никто не. — Но мы постоим за себя — сказал я — мы не дадимся им в руки живыми Мы должны вступить с ними в бой и ты увидишь что мы победим! Ведь ты умеешь драться не правда ли? — Я умею стрелять — отвечал он — только их пришло много. Когда я покидал этот остров я взял с собой на память большую остроконечную шапку собственноручно сшитую мною козьего меха зонтик и одного моих попугаев. Путешествие сделало меня и моряком и купцом: я выменял на свои побрякушки пять фунтов и девять унций золотого песку за который по возвращении в Лондон получил рядную сумму Итак я мог считать себя богатым промышленником ведущим успешную торговлю с Гвинеей. — Боюсь что нам с ними не справиться — прибавил капитан — Все это отчаянный народ и теперь когда они узнают что мы еще сопротивляемся они не дадут нам пощады Страшно подумать что они сделают с нами! Я усмехнулся и ответил ему: Неподалеку от Гулля был Йорк где жили мои родители и конечно мне следовало вернуться к ним Они простили бы мне самовольный побег и все мы были бы так счастливы! Это был поистине богатый подарок: капитан привез мне так много всевозможных вещей как будто я собирался остаться на острове до конца. — Сеньор разговаривать мы будем потом а теперь мы должны сражаться Если у вас осталось немного сил вот вам сабля и пистолет. Они с радостью согласились на мое предложение и долго благодарили меня — Лучше жить в пустыне — говорили они — чем воротиться на родину где нас ожидает виселица Я велел развязать их и сказал: Их пленникам было не до сна Несчастные понуро сидели под каким-то громадным деревом удрученные своей горькой участью Расстояние между ними и мной было не больше четверти мили. Теперь на свободе я мог подробно рассказать капитану обо всех своих приключениях и бедствиях и расспросить его о тех печальных событиях вследствие которых он потерял свой корабль. Попка точно радовался что снова видит меня Покидая шалаш я посадил его на плечо и унес. — Да — отвечал он — полная лодка людей! — Сколько их было? Он показал мне сначала десять пальцев потом еще семь — Где же они? Что с ними сталось? Он отвечал: — Они живут Они живут. И я недоверчиво взглянул. — Что? — спросил он. Добравшись до моей крепости (как я с того дня стал называть свое жилье) я мгновенно очутился за оградой словно за мною неслась погоня. Он крикнул своим матросам оставшимся в лодке: — Эй тащите сюда тюки которые мы привезли для начальника острова! Но Пятница упрямо стоял на своем Мне так и не удалось приучить его к соли Лишь долгое время спустя он начал приправлять ею свои кушанья да и то в очень малом количестве. Видя как хорошо живется здешним плантаторам и как быстро они богатеют я решил поселиться в Бразилии и тоже заняться проводством сахара На все свои наличные деньги я взял в аренду участок земли и стал составлять план моей будущей плантации и усадьбы. Не прошло и четверти часа как наш корабль стал погружаться. — Ну а если бы я дал тебе лодку — спросил я его — ты поехал бы на родину к своим? — Поехал бы! — ответил он пылко — Но и ты должен поехать со мною — Как же мне ехать? — возразил я — Ведь они меня сейчас же съедят. Отправляясь на корабль я боялся как бы в мое отсутствие на провию не напали какие-нибудь хищники К счастью этого не случилось. Если бы потерпевшие крушение заметили остров по всей вероятности они спустили бы шлюпки и попытались бы добраться до берега Но почему они палили пушек тотчас же после того как я зажег свой костер? Я оставил им все свое оружие (то есть пять мушкетов три охотничьих ружья и три сабли) полтора бочонка пороху и дал подробные наставления как ходить за козами как доить и откармливать их чтобы они стали жирнее как делать масло. Они воротились не скоро Нам пришлось прождать несколько часов и только тогда мы услышали что они медленно пробираются к берегу Шли они врозь далеко друг от друга Передние кричали задним: — Скорее! Скорее! Задние отвечали: Покончив со ступкой я вытесал тяжелый крупный пест так называемого железного дерева И ступку и пест я спрятал до следующего урожая Тогда по моим расчетам я получу достаточное количество зерна и можно будет некоторую часть отделить. Не предвидя этого я долгое время был в постоянной тревоге ожидая мести дикарей Впрочем и я и моя маленькая армия всегда были готовы сражаться: ведь нас было теперь четверо и явись к нам хоть сотня врагов мы не побоялись бы в любое время вступить с ними. Я с такой страстью предавался мечтам о будущем моем путешествии что ни на секунду не остановился на этом вопросе хотя было вполне очевидно что несравненно легче провести лодку сорок пять миль по морю чем протащить ее по земле сорок пять ярдов отделявших ее. Но здесь нет ни людей ни зверей И я могу считать себя счастливым что меня не выбросило на берег Африки где столько свирепых хищников Но я успел запастись всем необходимым для жни и обеспечить себе пропитание до конца. Робинзон приручает диких коз На одиннадцатом году моего пребывания на острове когда порох стал у меня истощаться я начал серьезно подумывать как бы найти способ ловить диких коз живьем Больше всего мне хотелось поймать матку с козлятами. Я воспользовался случаем чтобы получше рассмотреть его наружность. Конечно они не заметили моей лодки иначе догадались бы что на острове живут люди стали бы их разыскивать и несомненно нашли бы меня Но тут меня обожгла страшная мысль: «А что если они видели мою лодку?» Эта мысль мучила и терзала меня. Я сделал и другое открытие: растительность на острове была дикая нигде не было видно ни клочка возделанной земли! Значит людей здесь и в самом деле. С этим зонтиком я не боялся никакого дождя и не страдал от солнца даже в самую жаркую погоду а когда он не был мне нужен я закрывал его и нес под мышкой Так я жил на моем острове спокойный и довольный   Но на этот раз счастье менило мне: мой плот был так тяжело нагружен что мне было очень трудно им управлять. Эти слова по всей видимости показались ему очень обидными Он порывисто бросился к лежавшему невдалеке топору схватил его принес и протянул мне — Зачем ты даешь мне топор? — спросил я Он отвечал: — Убей Пятницу! Ему очень не хотелось рубить мачту но боцман стал доказывать что если мачту оставить корабль пойдет ко дну — и капитан поневоле согласился А когда срубили фок-мачту грот-мачта стала так сильно качаться и раскачивать судно что пришлось срубить. Как весело мне было снаряжать их для этого плавания! Ведь за все двадцать семь лет моего заключения на острове я впервые мог надеяться на то что вырвусь отсюда на волю Я дал этим людям обильные запасы юма и хлеба чтобы хватило для них и для наших будущих гостей. Увидев эту лодку Пятница задумался и долго молчал Я спросил его о чем он думает и он через некоторое время ответил: — Я видал одна такая лодка как эта Она плавала то место где живет. Но мы оба еще больше испугались когда услышали что одно чудовищ плывет к нашему судну Мы не могли его видеть но только слышали как оно отдувается и фыркает и угадали по одним этим звукам что чудовище огромно и свирепо. Как-То на рассвете когда я еще спал крепким сном вбегает ко мне Пятница и громко кричит: — Едут! Едут! Я придумал еще одну хитрость и мне опять удалось обмануть простодушного мавра Его имя было маил поэтому все называли его Моли Вот я и сказал ему: Пятница раза два или три выстрелил им вдогонку но кажется не попал Он стал уговаривать меня взять одну пирог дикарей и пуститься за беглецами пока они не успели слишком далеко отойти от берега. Когда козленок поел я привязал к его ошейнику веревку и хотел вести его как раньше но от голода он сделался таким ручным что веревка стала не нужна: он побежал за мной сам как собачонка. Застращав их и подевавшись над ними злодеи разбежались по острову желая вероятно осмотреть местность где они очутились. Я думаю ни один государственный муж ломая голову над важным политическим вопросом не тратил столько умственных сил сколько потратил я размышляя над великой задачей: как вертеть мое точило без участия рук. Зато когда я открыл сундуки я нашел в них много полезных и ценных вещей. Вскоре он немного оправился и стал выражать мне при помощи жестов свою горячую благодарность за то что я спас ему жнь Првав на помощь все свои познания в испанском языке я сказал ему по-испански: Сначала я взял курс в открытое море прямо на север пока не попал в струю течения направлявшегося на восток Меня понесло очень быстро и менее чем через два часа я добрался до корабля. Корабль был несомненно английский да и лодка как я теперь мог убедиться оказалась английским баркасом Не могу выразить какие разнообразные чувства вызвало во мне это открытие! «остров так невелик — думал я — что на нем нельзя заблудиться В крайнем случае я взберусь на горку осмотрюсь и увижу где находится мое старое жилье». На этот раз враги подошли к нам с другого борта и взяли нас на абордаж то есть зацепились за наш борт баграми; человек шестьдесят ворвались на палубу и первым делом бросились рубить мачты и снасти. Обливаясь кровью бегали они по берегу с дикими воплями как безумные Трое получили очевидно тяжелые раны потому что вскоре упали Впрочем впоследствии выяснилось что они остались. Я удален от всего человечества; я пустынник гнанный навсегда мира людей У меня мало одежды и скоро мне нечем будет прикрыть наготу Я не могу защитить себя если на меня нападут злые люди или. 3 января Решил сделать ограду и насыпать вокруг нее земляной вал так как все еще боюсь неожиданного нападения врагов Попытаюсь сделать этот вал возможно толще и крепче… «пусть я погибну в неравном бою пусть они растерзают меня — говорил я себе — но не могу же я допустить чтобы у меня на глазах люди безнаказанно. Правда когда начался отлив я вытащил на берег почти все куски каната и несколько кусков железа но мне приходилось нырять за каждым куском и это очень утомило меня Мои поездки на корабль продолжались о дня в день и каждый раз я привозил что-нибудь новое. Однако на другой же день после того как я окончательно заделал ограду случилось одно событие которое страшно напугало меня; весь мой труд чуть не пошел прахом да и сам я едва уцелел Вот как. Когда на палубе и на шканцах уже не осталось ни одного врага капитан приказал своему помощнику взять трех человек команды и пойти взломать дверь главной каюты где при первых же звуках тревоги заперся новый капитан выбранный пиратами и с ним два матроса. — Вообще я и мои товарищи — сказал он — готовы подчиняться вам во всем Мы отдаем себя в полное ваше распоряжение Каждый ваш приказ будет для нас законом. Не забыл я взять и деньги но они так долго лежали у меня без употребления что совсем потускнели Только после основательной чистки можно было увидеть что они серебряные Захватил я также и золотые монеты найденные мною на разбитом испанском корабле. Кто-То крикнул отчаянным голосом что корабль стоявший впереди в полумиле от нас сию минуту исчез под водой Еще два судна сорвались с якорей буря унесла их в открытое море Что ожидало их там? Все их мачты были сбиты ураганом. Первую мою лодку как уже знает читатель я сделал таких огромных размеров что принужден был оставить ее на месте постройки как памятник моей глупости Он постоянно напоминал мне о том что впредь надо. Как только начался отлив я отправился на корабль Сначала я шел по обнажившемуся дну моря а потом пустился вплавь Весь этот день дождь не прекращался но ветер утих совершенно. Я уже описывал свое жилище Это была палатка разбитая на склоне горы и обнесенная крепким двойным частоколом Но теперь мою ограду можно было назвать стеной или валом потому что вплотную к ней с наружной ее стороны я вывел земляную насыпь в два фута толщиной. До начала прилива оставалось не меньше десяти часов Значит все это время их лодка пролежит. Оттуда я вернулся домой прежней дорогой Шел я не торопясь и часто присаживался отдохнуть так как погода была очень жаркая а мне приходилось нести много тяжелых вещей — ружье заряды топор   Уже тринадцать дней я жил на острове и за это время побывал на корабле одиннадцать раз перетащив на берег решительно все что в состоянии поднять пара человеческих рук Не сомневаюсь что если бы тихая погода продержалась дольше я перевез бы по частям весь корабль. Порою на меня нападало отчаяние я испытывал смертельную тоску чтобы побороть эти горькие чувства я взял перо и попытался доказать себе самому что в моем бедственном положении есть все же немало хорошего. Я показал им свои укрепления свои кладовые свои поля и загоны — словом сделал все чтобы жнь на острове была для них не так тяжела. Я повернулся к Пятнице и приказал ему расправиться с ними Он мигом понял мою мысль и пробежав шагов сорок приблился к лодке и выстрелил в. Билл Аткинс был принужден сдаться   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ Капитан снова становится командиром своего корабля Робинзон покидает остров — Я попытаюсь спасти вас но прежде поставлю вам два условия… Он не дал мне договорить. В то же время я старался по возможности увеличить свое маленькое стадо Для этого двое нас ежедневно ходили ловить диких козлят так что вскоре у нас прибавилось до двадцати голов. Я тотчас же решил пробраться на корабль чтобы запастись провией и разными другими вещами. 1 мая Сегодня утром во время отлива я заметил на берегу какой-то большой предмет дали похожий на бочонок Пошел посмотреть и оказалось что это действительно бочонок — этих людей — прибавил он — только двое неисправимые негодяи они-то и подстрекали к злодейству других Если они от нас ускользнут и вернутся на корабль мы пропали потому что они нагрянут сюда и перебьют. Я знал где стоит у хозяина ящик с вином и покуда мавр ходил за провией я переправил все бутылки на шлюпку и поставил их в кладовую как будто они были еще раньше припасены для хозяина. За это время к великому моему удовольствию у меня проошло приращение семейства Одна моих кошек давно уже ушла дому и где-то пропадала; я думал что она околела и мне было жалко ее как вдруг в конце августа она вернулась домой и привела. Таким образом потеряв много времени на бесплодные поиски я отказался от мысли о каменной ступке и решил смастерить деревянную для которой гораздо легче было найти материал. Козы вообще очень умны и послушны Если с ними хорошо обращаться их ничего не стоит приручить. Я с радостью заметил что два дикаря гнавшиеся за беглецом плыли вдвое медленнее его И тут-то я понял что пришла пора действовать Сердце во мне загорелось. Я до такой степени забыл об опасности что против обыкновения не захватил с собою никакого оружия Я был твердо уверен что это возвращается испанец со своими друзьями. Когда около полуночи на корабле услыхали плеск весел и по морскому обычаю окликнули шлюпку капитан приказал Джимми Рою чтобы он один подал голос а всем остальным велел молчать. — Ты готов? — спросил я его — Да — отвечал он — Ну так стреляй! — сказал я и мы выстрелили оба одновременно Прицел Пятницы оказался вернее моего: он убил двух человек и ранил троих я же только двоих ранил и убил одного. Словом это была совсем не та лодка которую мы столько дней ожидали На всякий случай надо было подготовиться к обороне. Вот сколько тяжелой работы взвалил я себе на плечи лишь потому что мне померещилось будто мне угрожает опасность! Живя столько лет отшельником вдали от человеческого общества я понемногу отвык от людей и люди стали казаться мне страшнее зверей   И прибавил что скоро четыре года как эти белые люди живут у его земляков и что те не обижают не трогают их но предоставляют им полную волю и дают им всякую еду Я спросил его: — Каким образом могло случиться что дикари не убили и не съели. После того потребовалось еще около двух недель чтобы сдвинуть наше судно в воду Мы приспособили для этой цели деревянные катки но лодка была так тяжела а рабочих рук было так мало что и на катках она подвигалась вперед страшно медленно дюйм за дюймом. В этом конечно не было ничего необыкновенного и меня испугала не столько самая молния сколько одна мысль которая быстрее молнии промелькнула у меня в уме: «Мой порох!» Легко себе представить какое страшное смятение провели наши выстрелы в толпе дикарей! Те что остались в живых вскочили на ноги не зная куда кинуться в какую сторону смотреть так как хотя они понимали что им грозит смерть но не видели откуда она. Выйдя на берег они прежде всего побежали к своему баркасу Легко представить себе их умление когда они увидели что с него убраны все снасти что весь груз исчез а в днище зияет большая дыра. — Может быть гости захотят поохотиться — сказал мне хозяин — Возьми на корабле три ружья и снеси их в шлюпку. — И не потому только — прибавил он — что я прнаю эти требования вполне основательными но главное потому что я обязан вам жнью и до самой своей смерти буду считать себя вашим должником. — Ладно Ксури — сказал я ему — подождем! Но может быть при дневном свете мы увидим людей от которых нам придется пожалуй еще хуже чем от лютых тигров и львов — А мы выстрелим в этих людей ружья — сказал он со смехом — они и убегут! До последнего года моего пребывания на острове я так и не узнал спасся ли кто-нибудь с погибшего корабля. О первой моей попытке сшить штаны лучше и не говорить так как она окончилась постыдной неудачей Но вскоре после того я обрел новый способ одеваться и с тех пор не терпел недостатка в одежде. Все это время я раз в день а иногда и чаще выходил дому с ружьем — для прогулки а также для того чтобы ознакомиться с местной природой и если удастся подстрелить какую-нибудь дичь. — Если придет дикий человек он съест меня а вы останетесь живы В этом ответе прозвучала такая любовь ко мне что я был глубоко растроган. Теперь когда мое жилье было обнесено крепкой оградой я решил тщательным образом исследовать остров чтобы выяснить нет ли на нем каких-нибудь новых животных и растений которые могли бы оказаться полезными. Наконец мне пришло в голову: не попробовать ли мне самому сделать лодку или еще лучше пирогу вроде тех какие делают в здешних широтах туземцы? Так и случилось: лишь только начался прилив дикари бросились к лодкам и отчалили Я забыл сказать что за час или полтора до отъезда они плясали на берегу: при помощи подзорной трубы я хорошо различал их дикие телодвижения и прыжки. Весь этот день 16 мая гремел гром сверкали молнии гроза не умолкала ни на миг Поздно вечером я читал книгу стараясь позабыть свои тревоги Вдруг я услышал пушечный выстрел Мне показалось что он донесся ко мне. Со мною не было компаса и если бы я потерял виду мой остров я не знал бы куда держать путь Но на мое счастье был солнечный день и ничто не предвещало тумана Я поставил мачту поднял парус и стал править на север стараясь выбиться течения. Те кошки которых я оставил в своем доме тоже давно уже стали полноправными членами моей обширной семьи. Я тотчас же повернулся и пошел прочь приглашая его следовать за мной Я попытался объяснить ему знаками что оставаться здесь невозможно так как те дикари что находятся сейчас на берегу могут каждую минуту пуститься за ним в погоню. Матросы уже садились в лодку и были готовы отчалить как вдруг со стороны бухточки послышались громкие крики: это кричал Пятница и вместе с ним помощник капитана. Но я напрасно тревожился за него: беглец не задумываясь кинулся в воду быстро переплыл бухту вылез на другой берег и не убавляя шагу побежал дальше. Наконец я усадил их в пирогу и пожелал им доброго пути Прощаясь я условился с ними что когда они будут везти в своей пироге испанцев они поднимут флаг в открытом море чтобы я мог дали прнать их пирогу. — Ну что же Пятница поедем к твоим землякам? Я заметил также что на этот раз они высадились не там где высаживались три года назад в день нашей первой встречи с Пятницей а гораздо ближе к моей бухточке Здесь берег был нкий и почти к самому морю спускался густой лес. Выскочив на берег он стал помогать нашим новым гостям выйти лодки но оба они так ослабли что не могли держаться на ногах Бедный Пятница не знал что делать Я тоже прадумался. Пятерым заложникам посаженным в пещеру я решил не давать никаких послаблений Два раза в день Пятница носил им еду и питье и сам кормил их так как мы даже не развязали им рук Остальным же мы предоставили некоторую свободу. Здесь же невдалеке я заметил круглую площадку посредине которой виднелись остатки костра: тут-то вероятно и сидели эти дикие люди когда пожирали тела своих пленников. Но Пятница рослый и дюжий поднял его как ребенка взвалил к себе на спину и понес Дойдя до лодки он осторожно посадил его сперва на борт а затем на дно подле отца Потом вышел на берег столкнул лодку в воду опять вскочил в нее и взялся за весла Я пошел пешком. С этих-то пор я и начал вести свой дневник записывая все что я сделал в течение дня Первое время мне было не до записей: я был слишком завален работой; к тому же меня удручали тогда такие мрачные мысли что я боялся как бы они не отразились в моем дневнике. Пока я заряжал ружья испанец с необыкновенным бесстрашием напал на одного дикарей и между ними завязался яростный бой. В этой палатке мы устроили две постели рисовой соломы и четырех одеял   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ Новые обитатели острова Прибытие англичан Все это я с великим трудом перетащил в лодку и отчалил Сперва я пошел на веслах и держался возможно ближе к берегу Когда я достиг северо-восточной оконечности острова и нужно было поднять парус чтобы пуститься в открытое море я остановился в нерешительности. Таковы были открытия которые я сделал в первый день Потом я воротился к плоту и принялся перетаскивать вещи на берег Это заняло у меня весь остаток дня К вечеру я снова стал думать как и где мне устроиться. Как уже сказано я решил не предпринимать ничего пока не стемнеет Но часа в два когда солнце стало припекать особенно сильно я заметил что матросы ушли в лес и не вернулись Вероятно их сморила жара и они уснули. Немало времени отняли у меня эти работы Впрочем в ту пору меня занимали многие другие дела и случилось несколько таких происшествий о которых я хочу рассказать. Таким образом оказалось что мой друг и приятель Пятница был в числе дикарей посещавших дальние берега острова и не раз уже ел людей в тех же местах где потом хотели съесть его самого. Мне хотелось устроить его поудобнее но я был еще не совсем уверен в нем и боялся поселить его у себя Я поставил ему маленькую палатку в свободном пространстве между двумя стенами моей крепости так что он очутился за оградой того двора где стояло. Пятница в точности выполнил мое поручение Он так тщательно уничтожил все следы дикарей что когда я снова побывал на том месте я не сразу мог его узнать Только по деревьям на опушке прибрежного леса я догадался что людоеды пировали именно здесь. — Нет — отвечал он — эти люди были верны своему долгу до последней минуты и примкнули к зачинщикам под влиянием угроз. Он с большой поспешностью исполнил мое приказание Я отдал ему свой мушкет а сам стал заряжать остальные ружья сказав испанцу и Пятнице чтобы они приходили ко мне когда им понадобится оружие Они выразили полную готовность подчиняться моему распоряжению. Теперь у меня была более скромная цель: объехать вокруг острова — и только Я уже побывал однажды на противоположном берегу и открытия которые я там сделал так заинтересовали меня что мне еще тогда захотелось осмотреть все окружающее меня побережье. После этого мы с ним поднялись на холм так как мне хотелось взглянуть тут ли еще дикари. Однажды на рассвете когда мы после долгого плавания шли между Канарскими островами и Африкой на нас напали пираты — морские разбойники Это были турки Салеха Они дали заметили нас и на всех парусах пустились за нами вдогонку. Моя ограда уже описана на предыдущих страницах и потому я опускаю все что говорится о ней у меня в дневнике. Этому я был конечно рад но мне хотелось собрать более точные сведения о моих незваных гостях Ведь теперь я уже был не один со мною был Пятница и от этого я сделался гораздо храбрее а вместе с храбростью во мне проснулось любопытство. 5 мая Работал на корабле Подпилил бимс отодрал от палубы три большие сосновые доски связал их вместе и дождавшись прилива поплыл на плоту к берегу. — Да — отвечал он — я был бы ох как рад воротиться туда! — Что бы ты там делал? — продолжал я — Стал бы опять кровожадным и принялся бы как прежде есть человечье мясо? Мои слова видимо взволновали его Он покачал головой и ответил: — Довольно ты бездельничал пора и потрудиться! — сказали они Нечего делать я подошел к помпе и принялся усердно выкачивать воду В это время мелкие грузовые суда которые не могли устоять против ветра подняли якоря и вышли в открытое море. Все еще не остыв от гнева я схватил пистолеты и ружья (остальное взял Пятница) и мы тронулись в путь На всякий случай я сунул в карман склянку рому и дал Пятнице нести большой мешок с запасными пулями и порохом. Все же он не терял головы зорко наблюдал за работой матросов и принимал все меры чтобы спасти свой корабль. «и если я спасу его — говорил я себе — моя жнь станет гораздо светлее и радостнее» Эта мысль овладела всем моим сердцем: я чувствовал что ни днем ни ночью не буду знать покоя пока не побываю на разбившемся судне И я сказал себе: Тут я заметил что он весь дрожит; несчастный вероятно боялся что если он попадется мне в руки я сейчас же убью его как и тех дикарей Я опять сделал ему знак чтобы он приблился ко мне и вообще старался всячески ободрить его. Парусами этого рода я умел управлять лучше всего потому что точно такие же паруса были на той шлюпке на которой я когда-то совершал мой побег Африки. — Зачем же мне тебя убивать? Ты ничего мне не сделал — А зачем гонишь Пятницу прочь? — страстно воскликнул он — Убей Пятницу не гони. Других англичан отправили в глубь страны ко двору жестокого султана а меня капитан разбойничьего судна удержал при себе и сделал своим рабом потому что я был молод и проворен.   Глава ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ Робинзон спасает дикаря и дает ему имя Пятница Другой зверь испугавшись моего выстрела подплыл к берегу и помчался обратно в горы Я заметил что дикарям очень хочется полакомиться мясом убитого леопарда и мне пришло в голову что будет хорошо если они получат его от меня. Но прошло еще около года и в конце концов я все же решился вывести оттуда свою лодку: очень уж трудно было делать новую! Да и поспела бы эта новая лодка только через два-три года а до той поры я был бы по-прежнему лишен возможности передвигаться. Покуда Пятница стрелял в неприятеля я достал свой карманный нож и перерезал путы которыми были стянуты руки и ноги пленника Я помог ему приподняться и спросил его по-португальски кто он такой Он отвечал: — Эспаньоле (испанец). Несомненно это был европеец: на нем была одежда Впереди росли кусты и среди этих кустов стояло дерево Кусты были довольно густые так что можно было подкрасться туда незаметно. В конце концов я решил сделать и то и другое. С самого раннего детства я больше всего на свете любил море Я завидовал каждому матросу отправлявшемуся в дальнее плавание По целым часам я простаивал на морском берегу и не отрывая глаз рассматривал корабли проходившие мимо. В ответ на их просьбу капитан заявил им что не может взять их без моего разрешения В конце концов заставив их дать торжественную клятву что они исправятся и будут вести себя смирно мы приняли их на корабль. Я долго не понимал что он хочет сказать: то ли что в их местах дикари плавают на таких лодках то ли что такая лодка прошла мимо их берегов. При этом я еще раз спросил его будет ли он мне помогать Он теперь совершенно оправился от испуга (чему быть может отчасти способствовал ром) и с бодрым даже радостным видом повторил что готов умереть. Когда мы пообедали или вернее поужинали я попросил Пятницу взять одну пирог и съездить за нашими ружьями которые за недосугом мы бросили на месте сражения; на другой день я послал его зарыть трупы убитых а также ужасные остатки кровавого пиршества. — О пустыня даровавшая мне счастье! — восклицал я — Мне уже никогда не увидеть тебя О что со мной будет? Куда уносят меня беспощадные волны? Каким неблагодарным я был когда роптал на свое одиночество и проклинал этот прекрасный остров! — Вот что Ксури — сказал я — отправимся оба А если явится дикий человек мы застрелим его и он не съест ни тебя. Я ответил им что охотно поеду в Гвинею с тем однако условием чтобы во время моего путешествия они присмотрели за моими владениями и распорядились ими по моим указаниям в случае если я не вернусь. Молодые деревца которые я насадил перед крепостью давно разрослись в густую рощу и в этой роще тоже поселилось множество птиц Они вили гнезда на невысоких деревьях и выводили птенцов и вся эта кипящая вокруг меня жнь утешала и радовала меня в моем одиночестве. То что я увидел когда спустился с пригорка и вышел на берег потрясло и ошеломило меня Весь берег был усеян человеческими скелетами черепами костями рук и ног Не могу выразить какой ужас охватил меня! И я решил что как только найду подходящую глину вылеплю несколько больших кувшинов для зерна О такой глиняной посуде в которой можно было бы стряпать я пока и не помышлял. «лишь бы мне удалось перевернуть ее на дно — говорил я себе — а починить ее — дело нетрудное Выйдет такая отличная лодка что в ней смело можно будет пуститься в море» И я не пожалел трудов на эту бесполезную работу. Возможно что когда корабль наскочил на скалу и они увидели что его не спасти они пересели в шлюпку а потом их прибило к земле дикарей среди которых им и пришлось поселиться. Я постарался уверить себя что так оно и было что это мой собственный след и что я оказался похож на глупца который сочинил небылицу о вставшем гроба покойнике и сам же испугался своей сказки Да несомненно то был мой собственный след! Я решил напасть на них врасплох особенно если они опять разделятся на две группы как это было в последний их приезд. Под влиянием этих мыслей я совсем оробел и уже готов был отказаться от своего предприятия Я вошел в небольшую бухточку причалил к берегу сел на пригорок и глубоко задумался не зная что делать. К этому времени я успел подметить что периоды дождей здесь совершенно правильно чередуются с периодами бездождья и таким образом мог заблаговременно подготовиться и к дождям и к засухе. — Должно быть это лев — сказал Ксури — Поднимем якорь и уйдем отсюда! — Нет Ксури — возразил я — нам незачем сниматься с якоря Мы только отпустим канат подлиннее и отойдем подальше в море — звери не погонятся. Мальчик улыбнулся глядя мне прямо в глаза и поклялся что будет мне верен до гроба и поедет со мной куда я захочу Говорил он так чистосердечно что я не мог не поверить ему. Мелкие суда держались лучше но некоторым них тоже пришлось пострадать: два-три суденышка пронесло мимо наших бортов прямо в открытое море Вечером штурман и боцман пришли к капитану и заявили ему что для спасения судна необходимо срубить фок-мачту. Я остановился и не мог сдвинуться с места как будто меня поразил гром как будто я увидел привидение Я стал прислушиваться я озирался кругом но не слышал и не видел ничего подозрительного. Этого-То я и ожидал Они перебрались через бухту и побежали дальше прихватив с собой еще одного человека Таким образом в шлюпке осталось только двое Я видел как они отвели ее в самый конец бухты поближе к земле и привязали там к тощему деревцу. Но в плену я набрался такого страху и так боялся снова попасть к маврам в плен что пользуясь благоприятным ветром подгонявшим мое суденышко к югу пять дней плыл вперед и вперед не становясь на якорь и не сходя. Значит бояться было нечего Я снова воспрянул духом и решил завтра чуть свет выйти в море Наступила ночь Я переночевал в лодке укрывшись матросским бушлатом а наутро пустился. — Мы не можем мы устали мы падаем… Все это было нам на руку Наконец они подошли к бухте За эти несколько часов начался отлив и шлюпка которая была привязана к дереву очутилась теперь. Его слов я заключил что всех лодок было шесть но как потом оказалось их было только три а он повторял счет оттого что был очень взволнован — Не нужно бояться Пятница! Нужно быть храбрым! — сказал я стараясь ободрить его. Моя радость при виде корабля притом английского радость ожидания блкой встречи с моими соотечественниками (значит с друзьями) была выше всякого описания Вместе с тем какая-то тайная тревога которую я не мог объяснить заставляла меня быть настороже. Люди вышли на берег и я мог убедиться что это действительно англичане по крайней мере большинство них Одного или двух я правда принял за голландцев но я ошибся как оказалось потом Всех было одиннадцать человек. Теперь у меня было уже столько зерна что мне хватало моего посева на целый год; винограду тоже было вдоволь Но -за этого мне пришлось работать и в лесу и в поле еще больше чем прежде. — Благодарю вас что вы обращаетесь ко мне за советом — сказал капитан — но могу ли я советовать вам? Вы наш начальник ваше дело приказывать наше — повиноваться. Теперь мой плот был широк и крепок он мог выдержать значительный груз Чем же нагрузить этот плот и что сделать чтобы его не смыло приливом? Долго раздумывать было некогда нужно было торопиться. Они столпились вокруг баркаса и долго толковали друг с другом горячо обсуждая как могло случиться с их лодкой такое несчастье а потом принялись громко кричать созывая товарищей Но никто не откликнулся. Я вскочил мигом оделся перелез через ограду и выбежал в рощу (которая к слову сказать так разрослась что в ту пору ее можно было скорее назвать лесом). Все пятеро повалились на дно лодки Я думал что все они убиты но двое сейчас же поднялись Очевидно они упали просто со страху. Я отплыл Англии на том же корабле Это было самое несчастное путешествие какое когда-либо предпринимал человек. Он был общителен любил поболтать и я мог теперь с бытком вознаградить себя за долгие годы вынужденного молчания. Календарь я устроил так: обтесал топором большое бревно и вбил его в песок на берегу на том самом месте куда меня выбросило бурей и прибил к этому столбу перекладину на которой вырезал крупными буквами. Однажды я вынул гнезда птенцов и принес их домой чтобы выкормить и приручить Я много возился с ними но как только они возмужали и у них окрепли крылья они улетели один за другим Впрочем может быть это проошло оттого что у меня не было для них подходящего корма. Теперь я спал уже не на подстилке брошенной прямо на землю а в очень удобном гамаке принадлежавшем помощнику нашего капитана. Последняя волна с такой силой швырнула меня о скалу что я потерял сознание Некоторое время я был совершенно беспомощен и если бы в ту минуту море снова успело налететь на меня я непременно захлебнулся бы. Никакими словами нельзя передать как были ошеломлены дикари когда услышали грохот и увидели огонь моего выстрела: иные чуть не умерли ее страху и упали на землю как мертвые. Тысячу раз я клялся что если останусь жив если нога моя снова ступит на твердую землю я тотчас же вернусь домой к отцу и никогда за всю жнь не взойду больше на палубу корабля Этих благоразумных мыслей хватило у меня лишь на то время пока бушевала буря. Впоследствии еще долгое время не мог победить в себе умления в которое повергал его каждый мой выстрел Мне кажется если б я только позволил ему он стал бы поклоняться мне и моему ружью. Когда же мы немного пришли в себя капитан сказал мне что привез для меня кое-какие вещи которые к счастью не успели расхитить злодеи так долго хозяйничавшие на его корабле — Мне кажется что эти вещи будут не совсем бесполезны для вас — сказал капитан. — Где эти злодеи? — спросил я — Куда они пошли? В какую сторону? Мы накрыли стол в новой палатке и пообедали на новоселье вчетвером. Тут же были разбросаны обломки корабля Должно быть все это выброшено на берег бурей Я глянул в ту сторону где торчал остов корабля и мне показалось что он выступает над водой больше обыкновенного. Все эти двенадцать дней пока я прятался в пещере от дождя я ежедневно по два по три часа занимался земляными работами так как давно уже решил увеличить мой погреб Я копал и копал его все в одну сторону и наконец вывел ход наружу за ограду. Я зарядил всю свою артиллерию (так я называл мушкеты стоявшие на лафетах вдоль наружной стены) осмотрел и зарядил оба пистолета и решил защищаться до последнего вздоха. 24 июня Гораздо лучше 25 июня Сильная лихорадка Семь часов подряд меня бросало то в холод то в жар Кончилось испариной и полуобморочным состоянием. Я был в восторге от своего проведения: никогда в жни не видал я такой большой лодки цельного дерева Зато и дорого же она мне обошлась Сколько раз пришлось мне немогая от усталости ударять по этому дереву топором! Я понравился ему так как был в ту пору недурным собеседником Он часто проводил со мною свободное время и узнав что я желаю увидеть заморские страны предложил мне пуститься в плавание на его корабле. Я не имел понятия что это за земля Одно я знал твердо: это несомненно часть Южной Америки лежащая по всей вероятности недалеко от испанских владений Весьма возможно что там живут дикари-людоеды и что если бы я попал туда мое положение было бы еще хуже чем теперь. Беспокоил меня также вопрос как я буду добывать себе пищу когда у меня выйдут запасы: кроме птиц да двух каких-то зверьков вроде нашего зайца выскочивших лесу при звуке моего выстрела никаких живых существ я здесь. — Робин Робин Робин Крузо! Счастливый Робин Крузо! Куда ты попал Робин Крузо? Куда ты попал? Где. Камзол я стягивал широким ремнем козьей шкуры очищенной от шерсти; пряжку я заменил двумя ремешками а с боков пришил по петле — не для шпаги и кинжала а для пилы и топора. Я не задавался вопросом как я спущу свою пирогу на воду когда она будет готова а между тем это препятствие было гораздо серьезнее чем недостаток инструментов. И все же на другой день 1 июля мне опять стало худо: меня опять знобило хотя на этот раз меньше чем прежде С 3 июля моя лихорадка больше не повторялась Но окончательно я оправился лишь через две-три недели… При мысли о своем одиночестве я заплакал но вспомнив что слезы никогда не прекращают несчастий решил продолжать свой путь и во что бы то ни стало добраться до разбитого судна Раздевшись я вошел в воду и поплыл. Новая волна опять накрыла меня с головою но на этот раз я пробыл под водой не так долго Когда волна разбилась и отхлынула я не поддался ее натиску а поплыл к берегу и вскоре снова почувствовал что у меня под ногами земля. — Но — прибавил он — если вы поможете мне отобрать у пиратов мой корабль тогда начальник острова принимая во внимание что вы добровольно послужили правому делу постарается испросить вам прощение. С успокоенным сердцем я тотчас же вернулся домой лег и мгновенно уснул так как был весьма утомлен тревогами этого дня Меня разбудил новый выстрел Я вскочил и услышал что кто-то зовет меня: — Начальник! Начальник! На эту работу у меня ушло почти две недели Всего пороху у меня было до двухсот сорока фунтов Я разложил все это количество по мешочкам и ящичкам разделив его по крайней мере на сто частей. Расставаясь с ними я обещал что попрошу капитана оставить им еще два бочонка пороху и семена овощей и рассказал им как трудно мне было без. «плохо наше дело! — подумал я — Очевидно нам придется навсегда проститься с кораблем» Я сказал об этом капитану; он пришел в такое отчаяние что чуть не лишился чувств. Испанец отвечал с полной искренностью: Представьте же себе мое умление когда выйдя однажды крепости я увидел вну у самого берега (то есть не там где я ожидал их увидеть) пять или шесть индейских пирог Пироги стояли пустые Людей не было видно Должно быть они вышли на берег и куда-то скрылись. Нетрудно догадаться с каким восторгом приняли эти люди его предложение. Я никогда не забуду как великодушно отнесся ко мне капитан португальского корабля. Речи его были непонятны но легко можно было догадаться что он просит меня не убивать его. Так прожил я десять месяцев на этом печальном острове Мне было ясно что никаких возможностей спастись у меня нет Я был твердо уверен что никогда до меня здесь не ступала нога человеческая. Тут подбежал Пятница — Скажи этому человеку — обратился я к Пятнице — что он свободен что мы не сделаем ему никакого зла и что его враги уничтожены Пятница заговорил со стариком я же влил пленнику в рот несколько капель рома. Трое них были очевидно привезены сюда в качестве пленников потому что я не заметил при них никакого оружия и мне показалось что у них связаны ноги Я видел как пять человек выскочившие на берег первыми вытаскивали. — Да-да это я! Том Смит бросай ружье и сдавайся а не то вы пропали! Вас в одну минуту прикончат — Да кому же сдаваться? Где они там? — крикнул опять. Жнь моя протекала по-старому — тихо и мирно; жил я на старом месте и по-прежнему отдавал все свое время труду. Это привело меня в такое отчаяние что я стал бегать по берегу взад и вперед как безумный Приближалась ночь и я с тоской спрашивал себя: «Что ожидает меня если в этой местности водятся хищные звери? Ведь они всегда выходят на охоту. 27 декабря Подстрелил двух козлят: одного убил другого ранил в ногу так что он не мог убежать; поймал его и привел домой на веревке Дома осмотрел его ногу: она была перебита; я забинтовал ее. Всю ночь я не мог уснуть Зато под утро когда я ослабел от бессонницы я уснул крепким сном и проснулся таким свежим и бодрым каким давно уже не чувствовал себя. 6 ноября я отправился. И вот еще раз — в недобрый час! — 1 сентября 1659 года я ступил на палубу корабля Это был тот самый день в который восемь лет назад я убежал отцовского дома и так безумно загубил свою молодость. Так как я бежал вн по склону холма самой короткой дорогой то скоро очутился между беглецом и его преследователями Он продолжал бежать не оглядываясь и не заметил меня Я крикнул ему: — Стой! Забор был сплошной двери не было Для входа в мое жилище мне служила лестница Я приставлял ее к частоколу всякий раз когда мне нужно было войти или выйти   — Моли на судне есть хозяйские охотничьи ружья Хорошо бы достать немного пороху и несколько зарядов — может быть нам посчастливится подстрелить себе на обед куликов Хозяин держит порох и дробь на корабле я знаю — Ладно — сказал он — принесу. Я начал первый Я рассказал ему всю историю моей жни за последние двадцать семь лет Он слушал с жадным вниманием и во время моего рассказа не раз выражал умление перед моим трудолюбием и мужеством давшими мне возможность бавиться от неминуемой смерти. 16 июня Нашел на берегу большую черепаху Раньше я никогда не видал здесь черепах. Когда капитан подошел ко мне я сообщил ему что хочу овладеть кораблем при помощи наших пленных Капитан был в восторге Мы решили завтра же утром привести этот план в исполнение. Он бежал по песчаному берегу в ту сторону где было. Трое дикарей находившихся в лодке работали веслами о всех сил стараясь поскорее уйти -под выстрелов. Я указал на него беглецу: — Враг твой еще жив посмотри! Это привело меня в ужас Я побежал к берегу и чуть не вскрикнул от ужаса и гнева когда увидел остатки происходившего там свирепого пиршества: кровь кости и куски человечьего мяса которое эти злодеи только что пожирали веселясь и танцуя. Впоследствии мне пришлось убедиться что голод укрощает даже львов Но тогда я этого не знал Если бы я заставил козла поголодать дня три-четыре а потом принес ему воды и немного колосьев он сделался бы смирным не хуже моих козлят. — Такая годится годится — твердил он — Тут можно много класть хлеба воды. — Нет Пятница — сказал я — поезжай без меня а я останусь здесь один без людей Ведь жил же я один до. Однажды во время моих блужданий по острову добрел я до западной его оконечности где еще никогда не бывал Не доходя до берега я поднялся на пригорок И вдруг мне почудилось что вдали в открытом море виднеется лодка. — Потом они съедят и этого — прибавил Пятница совершенно спокойно Вся моя душа запылала яростью при этих словах. 18 июня С утра до вечера льет дождь я не выхожу дому Весь день меня сильно знобит хотя насколько мне вестно в здешних местах не бывает холодных дождей 19 июня Все еще нездоровится: дрожу от холода. После того как мы вышли устья речки мне еще несколько раз во время нашего дальнейшего плавания приходилось причаливать к берегу за пресной водой. Я спросил его что случилось но долго не мог добиться от него никаких объяснений Наконец немного придя в себя он сказал мне что этот человек —. 28 29 30 и 31 декабря Сильная жара при полном безветрии Выходил дому только по вечерам на охоту Окончательно привел в порядок все свое хозяйство. Такое же обещание дали и его товарищи. Тогда я сказал испанцу что мой друг поможет ему встать и доведет его до лодки в которой мы доставим его в наше жилище. Я схватил Пятницу за руку и сделал ему знак чтобы он не шелохнулся Потом на большом расстоянии я прицелился выстрелил и убил одного козлят. Я понял что он говорит об испанских завоевателях которые прославились в Америке своей жестокостью « Я спросил его не знает ли он есть ли у меня какая-нибудь возможность переправиться через море к белым людям Он отвечал: Робинзон продолжает исследовать остров Много раз пытался я сплести себе корзину но те прутья которые мне удавалось достать оказывались такими ломкими что у меня ничего не выходило. «если не встречу — говорил я себе — мне грозит верная смерть»   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Встреча с дикарями Прошло еще дней десять Мы неуклонно продолжали продвигаться. Капитан мог теперь объясниться начистоту со своими матросами Он обвинял их в мене и жестоко упрекал за вероломство. Эта нелепая мысль растрогала меня и я заплакал от умиления И «чудо» на этом не кончилось: вскоре между колосьями ячменя показались стебельки другого растения а именно риса; я их легко распознал так как живя в Африке часто видел рис. Затем мы собрали все наши мушкеты и охотничьи ружья привели их в порядок и зарядили Кроме того я вооружился как всегда саблей без ножен а Пятнице дал топор Приготовившись таким образом к бою я взял подзорную трубу и поднялся для разведки. При скудном вечернем свете нам было видно как они бегают взад и вперед ломая в отчаянии руки Утомившись этой бесцельной беготней пираты бросались в лодку чтобы перевести дух но не проходило и минуты как они выскакивали на берег и снова бегали взад и вперед. Как-То раз еще в то время когда я только готовился ставить палатку и рыть пещеру набежала вдруг черная туча и хлынул проливной дождь Потом блеснула молния раздался страшный. Однажды мне вздумалось расспросить его о прошлой жни; я хотел узнать не тоскует ли он по родине и не хочет ли вернуться домой В то время я уже так хорошо научил его говорить по-английски что он мог отвечать чуть не на каждый мой вопрос. Я надеялся что нам попадется еще какая-нибудь дичь но больше ничего не попадалось и мы вернулись домой. От моей крепости бежавшие были отделены узкой бухтой о которой я упоминал не раз — той самой куда я причаливал со своими плотами когда перевозил вещи с нашего корабля. Поэтому я решил было сгоряча сломать городи всех моих загонов и выпустить весь мой скот затем перекопав оба поля уничтожить всходы риса и ячменя и снести свой шалаш чтобы неприятель не мог открыть никаких прнаков человека. В тюках оказалось: двенадцать огромных кусков солонины шесть окороков ветчины мешок гороха около ста фунтов сухарей Он привез мне также ящик сахару ящик муки мешок лимонов и две бутылки лимонного сока. Около трех часов пополудни разбойничий корабль догнал нас но пираты сделали большую ошибку: вместо того чтобы подойти к нам с кормы они подошли с левого борта где у нас было восемь пушек Воспользовавшись их ошибкой мы навели на них все эти пушки и. Теперь нам оставалось только подкараулить пиратов когда они будут возвращаться к тому месту где была оставлена шлюпка и ошеломив неожиданным нападением во тьме заставить их сдаться нам. Но поразмыслив немного я все же завернул деньги в кусок парусины и прихватил их. Я сейчас же узнал голос капитана Он стоял над моей крепостью на холме Я схватил лестницу и поднялся к нему Он обнял меня и сказал указывая. Мать очень рассердилась на меня и сказала: Вскоре я убедился что они не только замедляют течение а еще разбивают его на две струи которых главная лишь слегка отклоняется к югу оставляя утесы влево а другая круто заворачивает назад и направляется на северо-запад. Не думаю чтобы какой-нибудь другой попугай умел разговаривать лучше его Он прожил у меня не менее двадцати шести лет Долго ли ему оставалось жить я не знаю; жители Бразилии утверждают что попугаи живут до. Покончив с этой работой я принялся мастерить себе мебель Всего нужнее были мне стол и стул: без стола и стула я не мог вполне наслаждаться даже теми скромными удобствами какие были доступны мне в моем одиночестве — не мог ни есть по-человечески ни писать ни читать. Когда он подкрепил свои силы я указал ему угол пещеры где у меня лежала охапка рисовой соломы покрытая одеялом и знаками дал ему понять что он может расположиться здесь на ночлег Бедняга лег и мгновенно уснул. Робинзон строит другую лодку меньших размеров и пытается объехать вокруг острова Прошло еще пять лет и за это время насколько я могу припомнить не проошло никаких чрезвычайных событий. Этот план крепко засел у меня в голове и через несколько дней я заговорил о. В Ярмут нам пришлось идти пешком Там нас ожидала радушная встреча: жители города уже знавшие о нашем несчастье отвели нам хорошие жилища угостили отличным обедом и снабдили нас деньгами чтобы мы могли добраться куда захотим — до Лондона или. И вот я принялся портняжить! Говоря по совести я был довольно-таки жалким портным но как бы то ни было я с грехом пополам состряпал две или три куртки которых по моему расчету мне должно было хватить надолго. В ответ он пронес несколько слов и хотя я ничего не понял но самые звуки его речи показались мне приятны и сладостны: ведь за все двадцать пять лет моей жни на острове я в первый раз услыхал человеческий голос! Джимми Рой крикнул что он привез всех матросов но запоздал потому что пришлось долго разыскивать их а затем стал пространно рассказывать разные небылицы подобного рода Пока он болтал таким образом баркас и шлюпка причалили. Едва прекратились дожди и опять засияло солнце я начал с утра до ночи готовиться к предстоящему плаванию Я заранее рассчитал сколько провии нам может понадобиться и стал откладывать необходимые запасы. Испанец с благодарностью принял и то и другое и почувствовав в руках оружие стал словно другим человеком Откуда и силы взялись! Как буря он бешено налетел на злодеев и в одно мгновение рубил двоих. Но разговоры с Попкой были для меня не работой а подспорьем в работе В то время у меня было очень важное дело Давно уже я ломал голову над тем как готовить глиняную посуду в которой сильно нуждался но ничего не мог придумать: не было подходящей глины. Турок было не меньше двухсот человек поэтому они ответили на нашу пальбу не только пушечным но и оружейным залпом двух. К счастью у нас никого не задело все остались целы и невредимы После этой схватки пиратское судно отошло на полмили и стало готовиться к новому нападению Мы же со своей стороны приготовились к новой защите. Но после одного серьезного разговора с испанцем я начал сомневаться стоит ли приводить в исполнение. Я даже не мог вспомнить перелез ли я через ограду по приставной лестнице как всегда или вошел через дверь то есть через наружный ход выкопанный мною в горе Я и на другой день не мог этого припомнить. Во время пути он занимался со мной математикой и учил меня корабельному делу Ему доставляло удовольствие делиться со мной своим опытом а мне — слушать его и учиться. В течение этого времени сюда же пришло много судов Ньюкасла Мы впрочем не простояли бы гак долго и вошли бы в реку вместе с приливом но ветер становился все свежее а дней через пять задул о. «должно быть — думал я — после каждого боя победители привозят своих военнопленных сюда и здесь по своему бесчеловечному обычаю убивают и съедают их так как они все людоеды». Вдруг она сделала крутой поворот и пошла вдоль берега по направлению к бухточке где я когда-то приставал с плотами Очевидно сидевшие в лодке высматривали где бы лучше пристать Они не заметили бухточки а причалили в другом месте в полумиле. Услышав этот разговор пираты присмирели окончательно Они поверили что неподалеку от них находится сам губернатор с отрядом в пятьдесят человек. — Ветерок? Хорош ветерок! Это был бешеный шквал Я и представить себе не мог такой ужасной бури! О своем пустынном заброшенном острове я вспоминал теперь как о земном рае и единственным моим желанием было вернуться в этот рай Я страстно простирал к. Эти сорок фунтов я добыл при содействии блких родственников с которыми состоял в переписке: я сообщил им что собираюсь заняться торговлей и они уговорили мою мать а быть может отца помочь мне хоть незначительной суммой в первом моем предприятии. Но было уже поздно: в ту самую секунду как он закричал грянуло два выстрела Стрелявшие не дали промаха: один человек был убит наповал другой тяжело ранен Он однако вскочил на ноги и стал звать на помощь Но тут к нему подошел капитан. Земля во многих местах была залита кровью Кругом валялись большие куски жареного человечьего мяса Весь берег был усеян костями людей: три черепа пять рук кости от трех или четырех ног и множество других частей скелета. Довольно долго я не мог заставить их есть Кроме молока матери они еще не знали другой пищи Но когда они порядком проголодались я бросил им несколько сочных колосьев и они мало-помалу принялись за еду Вскоре они привыкли ко мне и сделались совсем ручными. Пленников они оставили на присмотр двух своих товарищей Но те должно быть были пьяны: как только остальные ушли оба они забрались в лодку и мгновенно уснули. Делать нечего пришлось скрепя сердце бросить и эту затею Я был огорчен до глубины души и тут только сообразил как глупо приниматься за работу не рассчитав предварительно сколько она потребует времени и труда и хватит ли сил довести ее. Робинзон возвращается в пещеру — Его полевые работы «в море гибнет корабль — сказал я себе — Он подает сигналы он надеется что будет спасен Должно быть неподалеку находится другой какой-нибудь корабль к которому он взывает о помощи». — Отлично! — сказал я — Остальное я беру на себя Все они спят и нам было бы нетрудно подкрасться к ним и перебить их всех но не лучше ли захватить их живыми? Может быть они одумаются перестанут разбойничать и сделаются честными людьми. Я говорил громким голосом с веселым лицом Моя уверенность в победе передалась капитану и мы горячо принялись. В страшной тревоге не чувствуя земли под ногами поспешил я домой в свою крепость Мысли путались у меня в голове Через каждые два-три шага я оглядывался Я боялся каждого куста каждого дерева Каждый пень я дали принимал за человека. Отец догадывался что у меня на уме Однажды он позвал меня к себе и сердито сказал: После этого я приказал ему следовать за мной и мы пустились в путь Шли мы долго так как я провел его не в крепость а совсем в другую сторону — в самую дальнюю часть острова к моему новому гроту. Только тогда наконец я вспомнил про мешок с птичьим кормом который я вытряхнул на землю подле своей пещеры В том мешке были зерна которых и выросли эти колосья «Чудо» объяснилось очень просто! Я был немного смущен тем что не попал ему в голову; однако не медля ни минуты взял второе ружье и выстрелил зверю вдогонку На этот раз мой заряд попал прямо в цель Лев свалился давая еле слышные хриплые звуки. Со всем этим грузом и с собакой я отчалил от корабля так как уже начинался прилив В тот же день к часу ночи я вернулся на остров мученный и усталый до крайности. С этого времени я ни разу не показывался пленным в качестве начальника острова а всегда как его доверенное лицо причем всякий раз упоминал о начальнике о гарноне о пушках о крепости. — Отчего же ваши не пришли вам на помощь? — Враги схватили один два три и меня и увезли нас в лодке а у наших в то время не. Чтобы возразить ему я со своей стороны положил в рот кусочек мяса без соли и начал плевать показывая что мне противно есть. Я думаю ни один человек в мире не испытывал такой радости по столь ничтожному поводу какую испытал я когда убедился что мне удалось готовить горшки которые не боятся ни воды. — Мой дорогой друг! Мой бавитель! Вот ваш корабль Он ваш и все что на нем тоже ваше! И все мы начиная с капитана тоже ваши! Мой взгляд обратился в ту сторону куда он указывал: корабль стоял уже на другом месте меньше чем в полумиле от берега. В глазах у него блеснули слезы Он любил меня и хотел. Прежде всего надо было выбрать подходящее дерево с достаточно толстым стволом. — Нет хлеба: гадкий пес ничего не оставил все съел сам! — и показал. Недавно я обнаружил что у меня осталось очень мало чернил Надо будет расходовать их экономнее: до сих пор я вел мои записи ежедневно и заносил туда всякие мелочи теперь же буду записывать лишь выдающиеся события. Я даже готов был допустить что эти люди отнюдь не приезжие что они жители острова Правда до сих пор я не замечал здесь ни одного человека но возможно что они давно уже прячутся здесь и следовательно каждую минуту могут захватить меня врасплох. — Есть у них ружья? — спросил я — Только два да еще одно которое они оставили. Я достал подзорную трубу и навел ее на то место где видел их накануне Но их и след простыл: на берегу не было ни одной лодки Я не сомневался что дикари уехали даже не потрудившись поискать двух своих товарищей которые остались на острове. Как только переговоры закончились я приказал Пятнице и помощнику капитана сбегать к баркасу и снять с него парус и весла Вскоре вернулись и те три матроса которые бродили по острову Они забрели далеко и теперь прибежали услыхав наши выстрелы. Нужно сказать что в этих доспехах у меня был очень воинственный вид На мне была моя грубая куртка козьего меха и огромная мохнатая шапка у бедра торчала обнаженная сабля за поясом были два пистолета на каждом плече. — Если так — сказал я — отойдемте подальше чтобы они не увидели нас и не подслушали нашей беседы Пускай себе спят а мы покуда решим что нам делать Все трое встали и пошли за мной Я провел их в лесную чащу и там обращаясь к капитану сказал: Пятница хотел этим сказать что он расскажет своим землякам как я убил его врагов и спас ему жнь Он был уверен что за это они крепко полюбят меня. Мне было приятно что мальчишка ведет себя молодцом Чтобы он и впредь не унывал я дал ему глоток вина Я последовал его совету и всю ночь мы простояли на якоре не выходя лодки и держа наготове ружья До самого утра нам не пришлось сомкнуть глаз. Когда мы подошли к неприятелю было уже совсем темно так что нельзя было разобрать сколько нас. — Мне убить его! — воскликнул он — Да ведь лев проглотит меня. Прошло еще несколько месяцев Как-то гуляя по острову забрели мы с Пятницей в восточную сторону и поднялись на вершину холма Оттуда как уже было сказано я много лет назад увидел полосу земли которую принял за материк Южной Америки. В кустарнике под тем деревом откуда мы впервые открыли огонь остались наши охотничьи ружья Я подозвал Пятницу и велел ему сбегать. Он ответил: — Белые человеки стали нам братья Наши едят только тех кого побеждают. — Ксури если ты будешь мне верен я сделаю тебе много добра Поклянись что ты никогда не менишь мне иначе я и тебя брошу. — Уйдемте подальше от этого берега Взгляните какое чудовище лежит вон там на пригорке! Оно крепко спит но горе будет нам когда оно проснется! Мученный продолжительной греблей я спал таким крепким сном что не сразу мог проснуться и мне долго казалось что я слышу этот голос во сне Но крик назойливо повторялся: — Робин Крузо. — Но посуди сам — сказал я — зачем я поеду туда? Что я там буду делать? Он горячо возразил мне: — Что ты там будешь делать? Много делать хорошо делать: учить диких человеков быть добрыми умными. Я пробыл в своей крепости около двух часов придумывая что бы такое еще предпринять для защиты моего укрепления «Как жаль что все мое войско состоит одного человека! — думал я — У меня нет даже лазутчиков которых я мог бы послать на разведку». Ни один человек ни одна лошадь не могли бы угнаться за ним — так быстро он бегал Едва я дошел до бухточки как он уже явился туда с другой лодкой. Землетрясение до такой степени разбило и раскололо корабль что к берегу стало ежедневно прибивать ветром и течением разные вещи которые вода уносила из открытого трюма. Я был так рад своей находке что решил тотчас же перенести в мой грот большую часть тех вещей которыми я особенно дорожил — прежде всего порох и все запасное оружие то есть два охотничьих ружья и три мушкета. Наивный Ксури был так перепуган что чуть не лишился рассудка: он вообразил будто это один кораблей его хозяина посланный за нами в погоню Но я знал как далеко ушли мы от мавров и был уверен что они нам уже не страшны. 1 ноября Разбил на новом месте у самой горы большую палатку и повесил в ней на кольях гамак. Как я установил впоследствии по корабельному журналу мой отъезд состоялся 19 декабря 1686 года Таким образом я прожил на острове двадцать восемь лет два месяца и девятнадцать дней. Нужно сказать что прощаясь с гнанниками я дал им слово что не забуду о них и что если только в каком-нибудь порту мы встретим корабль путь которого будет лежать мимо моего острова я попрошу капитана того корабля зайти за ними и доставить их в родные края. Прежде всего мне нужна была куртка: все какие у меня были я носил Поэтому я решил попытаться переделать на куртки матросские бушлаты которые у меня все равно лежали без употребления В таких бушлатах матросы стоят в зимние ночи. Прежде чем стрелять я хотел попытаться вступить с ними в переговоры и в случае удачи покончить дело миром Моя попытка вполне удалась Иначе впрочем и быть не могло: враги были доведены до отчаяния им только и оставалось что сдаться. К этому времени я окончательно убедился в том что на моем острове времена года следует разделять не на летний и зимний периоды а на сухой и дождливый причем эти периоды распределяются приблительно так:   Вдруг я услышал крик мальчика: — Господин! Господин! Корабль. Но едва я пронес эти слова как увидел невестного зверя на расстоянии двух весел от нашего судна Я немного растерялся однако сейчас же взял каюты ружье и выстрелил Зверь повернул назад и поплыл к берегу. Впрочем первым взошел на вершину один только Пятница а я немного отстал так как холм был высокий и довольно крутой Как и тогда день был необыкновенно ясный. Одним словом в истории с пирогой я вел себя таким глупцом какого только может разыграть человек в здравом уме Я тешился своей затеей не давая себе труда рассчитать хватит ли у меня сил чтобы справиться. — Конечно съедят — отвечал он — Нет нет Пятница ты ошибаешься — возразил я — Боюсь что они их убьют но можешь быть уверен что есть их они не станут. Хотя нам очень не терпелось поднять паруса Я взял с собой на память большую остроконечную шапку собственноручно сшитую мною козьего меха зонтик и одного моих попугаев и пуститься в далекое плавание все-таки мы оставались на якоре еще. — Хорошо — сказал я — Я сейчас поговорю с ними от вашего имени. Не подозревая обмана старый мавр согласился со мною и так как он стоял на носу поднял парус. Преступники каялись по-видимому от чистого сердца и молили только об одном: чтобы им оставили жнь. Но как только начало смеркаться я стал править на юг придерживая слегка к востоку потому что мне не хотелось удаляться от берега Дул очень свежий ветер но море было ровное спокойное и потому мы шли хорошим ходом. — Ступайте в лес на то самое место где вы были схвачены и оставайтесь там покуда за вами не пришлют Я прикажу оставить вам кое-какое оружие съестные припасы и дам необходимые указания на первое время Вы можете отлично прожить здесь если будете упорно трудиться. Ни разу в жни до той поры я не брал в руки столярного инструмента и тем не менее благодаря природной сообразительности и упорству в труде я мало-помалу приобрел такой опыт что будь у меня все необходимые инструменты мог бы сколотить любую мебель. Меня этот плот отлично выдерживал но для большого груза он был слишком легок. И что же? Мои хлебы испеклись как в самой лучшей печке Приятно мне было отведать свежеиспеченного хлеба! Мне казалось что я никогда в жни не едал такого дивного лакомства. После кораблекрушения это была первая ночь которую я провел в постели Я крепко проспал до утра так как в предыдущую ночь спал очень мало а весь день работал без отдыха: сперва грузил вещи с корабля на плот а потом переправлял их. В юности я был не в силах побороть свою любовь к путешествиям и не послушал добрых советов отца Так и теперь я не мог устоять против соблазнительного предложения моих бразильских друзей. — Да брось ее Джек! Охота тебе руки мозолить! Вот будет прилив она и всплывет Это было сказано по-английски Значит они и вправду были мои земляки Покуда они не ушли я то сидел притаившись за оградой крепости то наблюдал за ними с вершины холма. Этот сквозной подземный ход — черный ход моего жилища — не только давал мне возможность свободно уходить со двора и возвращаться домой но и значительно увеличивал площадь моей кладовой. Нельзя описать ту радость которую я испытал когда почувствовал под собой твердую землю! Трех его преследователей только двое бросились в воду а третий не решился: видимо он не умел плавать; он постоял на том берегу поглядел вслед двум другим потом повернулся и не спеша. Но ветер стих волнение улеглось и мне стало гораздо легче Понемногу я начал привыкать к морю Правда я еще не совсем отделался от морской болезни но к концу дня погода прояснилась ветер совсем утих наступил восхитительный вечер. Мрачное зрелище предстало перед моими глазами: корабль (очевидно испанский) застрял носом между двумя утесами Корма была снесена; уцелела только носовая часть И грот-мачта и фок-мачта были срублены. Только к вечеру удалось нам выбраться на сушу да и то с величайшими трудностями. — Не беда — сказал я — одних мы убьем а остальные испугаются наших выстрелов и разбегутся Я обещаю тебе что не дам тебя в обиду Я буду храбро защищаться и защищать тебя Но обещаешь ли ты что будешь так же храбро защищать меня и исполнять все мои приказания? Я спросил у него какая по его мнению участь ожидает его товарищей в стране дикарей и пытались ли они когда-нибудь выбраться оттуда на волю Он отвечал что у них было много совещаний по этому поводу но все кончалось слезами и жалобами. Тут меня осенила внезапная мысль: не с того ли самого корабля что разбился в ту бурную ночь неподалеку от моего острова были эти семнадцать человек белых? Пятнадцать или шестнадцать месяцев я провел в беспрестанной тревоге Я плохо спал каждую ночь видел страшные сны и часто вскакивал с постели весь дрожа Иногда мне снилось что я убиваю дикарей и мне живо рисовались во сне все подробности наших сражений. Меня спросили кто я такой сперва по-португальски потом по-испански потом по-французски но ни одного этих языков я. «если я останусь тут внутри ограды — подумал я — я буду засыпан этим новым обвалом Нужно бежать отсюда чтобы на меня не обрушилась гора!» Я схватил лестницу и перелез. Пятница помчался исполнять мою просьбу но не прошло и четверти часа как он прибежал назад перелетел как на крыльях через ограду и прежде чем я успел спросить его в чем дело закричал: — Горе горе! Беда! Нехорошо! Пятницу и капитана я выслал вперед Они должны были подкрасться к пиратам на четвереньках чтобы стрелять в упор если это понадобится. Я рассказал им подробно как попал я на этот остров как понемногу улучшил свое хозяйство как собирал виноград как сеял рис и ячмень как научился. Но когда все было готово к их отплытию испанец вдруг заговорил о том что лучше бы отложить нашу затею на несколько месяцев или может быть на год — Прежде чем выписывать гостей — сказал он — нам следует позаботиться об их пропитании. — Я знаю: ты хочешь бежать родного дома Это безумно Ты должен остаться Если ты останешься я буду тебе добрым отцом но горе тебе если ты убежишь! — Тут голос у него задрожал и он тихо прибавил: — Подумай о больной матери… Она не вынесет разлуки. Старый козел которого я нашел тогда в моей новой пещере околел на следующий день и я закопал его в землю там же где он лежал: это было гораздо легче чем вытаскивать его пещеры. Несколько раз принимались они кликать своих товарищей называя их по именам и по прозвищам но разумеется не получали ответа. Я усмехнулся при виде. Во-Первых как уже сказано я научил своего Попку говорить и он так дружелюбно болтал со мною пронося слова так раздельно и четко что я слушал его с большим удовольствием. Первые трое суток после сделанного мною ужасного открытия я ни на минуту не покидал моей крепости так что начал даже голодать Я не держал дома больших запасов провии и на третьи сутки у меня оставались только ячменные лепешки. — Да да — отвечал он — я счастлив! Вон там смотри… отсюда видно… там моя земля мой народ! Необыкновенное выражение счастья появилось у него на лице глаза сверкали; казалось всем своим существом он рвется туда в тот край где его родные. В гроте я дал ему хлеба ветку юма и немного воды Воде он был особенно рад так как после быстрого бега испытывал сильную жажду. «хорошо бы — подумал я — подкрасться к ним теперь выстрелить в упор и освободить этих пленников» Но обстоятельства сложились иначе Разбойники очевидно не имели намерения убивать своих пленников. Когда они увидели что капитан их пленника сделался их победителем они даже не пытались сопротивляться и беспрекословно дали себя связать Таким образом победа осталась за нами   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ Схватка с пиратами Так как на нашем корабле якоря и якорные канаты были крепкие наши матросы не выказывали ни малейшей тревоги Они были уверены что судно находится в полной безопасности и по обычаю матросов отдавали все свое свободное время веселым развлечениям и забавам. Добравшись до этого места (что заняло не менее двух часов так как я был нагружен тяжелым оружием) я взглянул в сторону моря и увидел еще три пироги с дикарями направлявшиеся от острова к материку. И он указал на северо-западную оконечность острова где очевидно всегда собирались его соплеменники. С бьющимся от радости сердцем направил я свою лодку в обратную струю подставил парус попутному ветру который посвежел еще более и весело понесся назад Около пяти часов вечера я подошел к берегу и высмотрев удобное местечко причалил. Пятница исполняя мое приказание не сводил с меня глаз Не давая дикарям опомниться после первых выстрелов я бросил на землю мушкет схватил ружье взвел курок и снова прицелился Пятница в точности повторял каждое мое движение. Я разделил страницу пополам и написал слева «худо» а справа «хорошо» и вот что у меня получилось:   ХУДО ХОРОШО Продолжая глядеть на них в подзорную трубу я увидел что они подбежали к лодкам вытащили оттуда двух человек и поволокли к костру Видимо они намеревались. Кругом было тихо Я долго прислушивался не донесутся ли с той стороны крики или песни дикарей Наконец мне наскучило ждать Я оставил свои ружья под лестницей и взобрался на вершину холма. 20 декабря Перенес в пещеру всю утварь и разложил все по местам Теперь хозяйство у меня в полном порядке Сделал еще один стул и прибил несколько маленьких полочек для провии — вышло нечто вроде буфета Досок остается у меня. Как я справился с этой задачей как я увеличил свой погреб как постепенно окружил себя некоторыми удобствами жни я подробно расскажу на дальнейших страницах   — Негодный мусор — проговорил я — на что ты мне теперь? Всю кучу золота я охотно отдал бы за любой этих грошовых ножей Мне некуда тебя девать Так отправляйся же на дно морское Если бы ты лежал на полу право не стоило бы труда нагибаться чтобы поднять тебя. Первое время он не решался дотронуться до ружья но зато разговаривал с ним как с живым существом когда думал что я не слышу При этом ему чудилось что ружье отвечает ему Впоследствии он прнался что умолял ружье чтобы оно пощадило его. Так точно и эти трое несчастных приходили в отчаяние не зная что бавление блко   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ Робинзон встречается с капитаном английского судна Тогда они стали в круг и по команде дали залп всех своих ружей Лесное эхо подхватило их выстрел и повторило его несколько раз Но и это ни к чему не привело: сидевшие в пещере не могли услышать выстрела; те же что были при нас хоть и слышали но не посмели откликнуться. Неприятные приключения моей морской экспедиции надолго отбили у меня охоту плавать по морю и много дней я размышлял об опасностях которым подвергался когда меня несло. 16 апреля Кончил лестницу Перелезаю через стену и всякий раз поднимаю лестницу за собой Теперь я огорожен со всех сторон В моей крепости довольно просторно и проникнуть в нее можно только. Недели через две а то и раньше я предполагал сломать плотину и вывести лодку дока Но нам не суждено было двинуться. После куртки и штанов я задумал смастерить себе зонтик. Я поднял его и с той же ласковой дружелюбной улыбкой старался показать что ему нечего бояться меня Но нужно было действовать дальше Вдруг я заметил что тот дикарь которого я ударил прикладом не убит а только оглушен Он зашевелился и стал приходить. — Вы всегда побеждаете в бою говоришь ты? Как же это вышло что тебя взяли в плен? — А наши все-таки побили тех много побили — Как же ты тогда говорил что те побили вас? Ведь взяли же они в плен тебя и других? Здесь ближе к земле волны были не такие огромные Когда вода схлынула я опять побежал вперед и очутился настолько блко к берегу что следующая волна хоть и окатила меня всего с головой но уже не могла унести. Однако прошло пятнадцать месяцев а дикари не появлялись Все это время во мне не угасал воинственный пыл: я только и думал о том как бы мне истребить людоедов. Все утро я наблюдал за видневшимся в море предметом и вскоре убедился что он неподвижен Оставалось предположить что это корабль который стоит. Я объяснил капитану что эта крепость-главная моя резиденция но что как у всех королей у меня вдали от столицы есть летний дворец который я тоже редка удостаиваю своим посещением. Я все еще не понимал что происходит перед моими глазами но весь дрожал от ужаса при мысли о том что сейчас совершится кровавое дело Мне даже показалось что один разбойников занес над головою своей жертвы какое-то оружие вроде тесака. На дне сундука я нашел три мешочка с деньгами и несколько небольших слитков золота весом я думаю около фунта В другом сундуке были куртки штаны и камзолы довольно поношенные дешевой материи. Я нахмурился и стал строгим голосом допрашивать Пятницу где же эти люди теперь Он снова ответил с такой же горячностью: — Они живы! Им хорошо! Как только капитан стал хозяином своего корабля он приказал провести семь пушечных выстрелов Это был условный сигнал которым он дал мне знать об успешном окончании дела В ожидании этого сигнала я просидел на берегу часа два и был несказанно рад когда услышал его. Тут мне пришло в голову что шкура этого льва может нам пожалуй пригодиться и я решил попробовать снять с него шкуру Мы снова отправились на берег но я не знал как взяться за эту работу Ксури оказался более ловким. Ксури дрожал от страха; правду сказать испугался. Был яркий солнечный день я хорошо различал землю но не мог определить материк это или остров Высокое плоскогорье тянулось с запада на юг и находилось от моего острова очень далеко — по моему расчету милях в сорока если не больше. — Я умру если ты прикажешь Робин Крузо! После этого я принес пещеры большую кружку рому и дал ему выпить (я так бережно расходовал свой ром что у меня оставался еще порядочный запас). Капитан вполне согласился со мной — Раньше всего — продолжал я — мы должны позаботиться о том чтобы разбойники не могли увести свой баркас обратно а для этого надо сделать его непригодным для плавания то есть продырявить. Наконец дикарь подошел совсем блко Он снова упал на колени поцеловал землю прижался к ней лбом и приподняв мою ногу поставил ее себе на голову Это должно было по-видимому означать что он клянется быть моим рабом до последнего дня. Наполнив кувшины мы устроили роскошный завтрак убитого зверька и пустились в дальнейший путь Так мы и не нашли в этой местности никаких следов человека. — О да — отвечал он — такая лодка не страшно плыть пусть дует большой ветер! На эти хозяйственные работы ушел весь третий год моего пребывания на острове   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Робинзон строит лодку и шьет себе новую одежду Итак первое препятствие было устранено: дорога для лодки готова Но это ни к чему не привело: сколько я ни бился я не мог сдвинуть с места мою пирогу как раньше не мог сдвинуть корабельную шлюпку. Наступил декабрь когда должны были взойти ячмень и рис Возделанный мною участок был невелик потому что как я уже говорил засуха погубила почти весь посев первого года и у меня оставалось не более осьмушки бушеля каждого.

Пятница долго вглядывался в даль и вдруг вскрикнул от неожиданности запрыгал заплясал как безумный и стал кричать мне чтобы я скорее взобрался на холм Я с удивлением глядел. Вскоре после того как я поселился на острове мне вдруг пришло в голову что я потеряю счет времени и даже перестану отличать воскресенья от будней если не заведу календаря. Но со дня постройки этой лодки прошло двадцать три года Все это время она провалялась без всякого присмотра под открытым небом ее припекало солнце и мочили дожди вся она рассохлась и сгнила Однако это не поколебало моего решения предпринять поездку на материк. Невозможно описать какие страшные и неожиданные формы принимали все предметы в моем взбудораженном воображении какие дикие причудливые мысли в то время волновали меня и какие нелепые решения принимал я. Когда я услыхал эту команду у меня от ужаса замерло сердце: мне показалось что я умираю ноги мои подкосились и я упал навзничь на койку Но матросы растолкали меня и потребовали чтобы я не отлынивал от работы. Но каково было мое умление когда меня разбудил чей-то голос Да это был голос человека! Здесь на острове был человек и он громко кричал среди ночи: — Робин Робин Робин Крузо! Бедный Робин Крузо! Куда ты попал Робин Крузо? Куда ты попал? Где. Я смотрел на них и ничего не понимал Вдруг Пятница крикнул мне: — О Робин Крузо! Смотри: белые человеки тоже кушают человеков как дикие! — Ты с ума сошел Пятница! — сказал я ему — Неужели ты думаешь что они их съедят? Увидев что старик весь окоченел я посоветовал растереть его ромом и Пятница тотчас же принялся растирать его О преследовании беглецов мы конечно забыли и думать; их лодка за это время ушла так далеко что почти скрылась виду. — Следовало бы нам захватить какую-нибудь еду для себя — сказал я мавру — Не можем же мы есть без спросу провию которую хозяин приготовил для гостей Старик согласился со мною и вскоре принес большую корзину с сухарями и три кувшина пресной воды. Увидев как он ликует и радуется я был весьма огорчен «Напрасно я отнесся к этому человеку с таким безграничным доверием — сказал я себе — Он притворяется моим преданным другом а сам только и думает о том как бы ему убежать». Можно себе представить какого труда мне стоило свалить это громадное дерево! Половина февраля Март Дожди Солнце стоит в зените Половина апреля Половина апреля Май Сухо Солнце перемещается Июнь к северу Июль Половина августа. Заметив что я совсем обессилел от внезапного счастья он вытащил кармана склянку с каким-то лекарством которое захватил для меня Отхлебнув глоток я тихо опустился на землю И хотя сознание вернулось ко мне все же я долго не мог заговорить. Меня страшно взволновало злодейство которое должно было совершиться сейчас Медлить было нельзя Я сбежал с горы и сказал Пятнице что необходимо возможно скорее напасть на этих кровожадных людей. 17 июня Испек черепаху на угольях Нашел в ней до шестидесяти яиц Никогда в жни я кажется не ел такого вкусного мяса! Неудивительно: до нынешнего дня моя мясная пища на острове состояла только козлятины. На шестой день мы увидели вдали город Ярмут Ветер после бури был встречный так что мы очень медленно подвигались вперед В Ярмуте нам пришлось бросить якорь Мы простояли в ожидании попутного ветра семь или восемь дней. Сердце мое наполнилось новыми страхами я дрожал как в лихорадке; вихрь новых догадок закружился у меня в голове Я ушел домой в полном убеждении что там на берегу побывал человек — и может быть не один а пять. Когда мы пришли на то место где вчера пировали людоеды нашим глазам предстало такое ужасное зрелище что у меня замерло сердце и кровь застыла в жилах Но Пятница остался совершенно спокоен: подобные зрелища были ему не в диковинку. Я спросил испанца о подробностях их последнего плавания и он сообщил мне что их корабль шел Рио-де-ла-Платы в Гавану куда должен был доставить серебро и меха и нагрузиться европейскими товарами имеющимися там в обилии. В бочонке был порох поврежденный водой: он весь промок и затвердел Тем не менее я выкатил бочонок повыше чтобы его не унесло в море а сам по оголившейся отмели направился к остову корабля — посмотреть не найдется ли там еще чего-нибудь пригодного. Однако главной моей работой была постройка новой лодки На этот раз я не только сделал лодку но и спустил ее на воду: я вывел ее в бухточку по узкому каналу который мне пришлось прорыть на протяжении полумили. Испанец одолев угрожавшего ему великана вскочил на ноги подбежал ко мне схватил одно заряженных мною охотничьих ружей и пустился в погоню за двумя дикарями Он ранил обоих но так как долго бежать ему было не под силу оба дикаря успели скрыться. Вечером когда станет темно я выйду своего тайника подкрадусь к этим матросам поближе буду следить за каждым их поступком за каждым движением и может быть мне даже удастся подслушать о чем они будут говорить. — По-моему нам нечего делать до наступления ночи А ночью если эти семеро не вернутся в лодку мы можем незаметно пробраться к морю и приманить какой-нибудь хитростью тех троих что остались. После того как мы общими силами втащили баркас на такое высокое место куда не достигает прилив мы присели отдохнуть и посоветоваться что же нам делать дальше. Впрочем я уверен что ни один дикарь и никто другой не отважился бы проникнуть в пещеру Да и вообще только человеку который подобно мне нуждался в безопасном убежище могло прийти в голову пролезть в эту расселину. Затем я укрепил раскрытый зонтик придав ему такое положение чтобы он приходился над моей головой и защищал меня от солнца. Вся кровь застыла у меня в жилах: я был уверен что несчастный свалится мертвым Как я жалел в ту минуту что со мной нет испанца и старика дикаря! Я заметил что ни у кого разбойников не было с. Я знал что дикие племена постоянно воюют между собой У них часто бывают морские сражения: одна лодка нападает на другую. Я подошел к трем пленникам совсем блко (они сидели ко мне спиной и не могли видеть меня) и громко спросил их по-испански: — Кто вы такие сеньоры? Но на мое несчастье мой друг капитан вскоре по возвращении в Англию умер и мне пришлось совершить второе путешествие на свой страх без дружеского совета и помощи. Когда настала ночь я влез на дерево потому что боялся зверей Всю ночь я проспал крепким сном несмотря на то что. После этого я принялся строить себе палатку Я сделал ее паруса и жердей которые нарезал в лесу В палатку я перенес все что могло испортиться от солнца и дождя а вокруг нагромоздил пустые ящики и сундуки на случай внезапного нападения людей или диких зверей. 27 июня Опять лихорадка такая сильная что я весь день пролежал без еды и питья Я умирал от жажды но не мог встать и пойти. «теперь или никогда! — сказал я себе и помчался вперед — Спасти спасти этого несчастного какой угодно ценой!» Я опять стал кричать ему и делать знаки чтобы он подошел ближе Он понял: ступил шага два и остановился потом сделал еще несколько шагов и снова стал как вкопанный. Вот когда я не раз вспоминал моего маленького приятеля Ксури и мою длинную шлюпку с боковым парусом на которой я прошел вдоль африканских берегов больше тысячи миль Но что толку вспоминать! За ними размахивая топором побежал Пятница Несмотря на свои раны один дикарей бросился в море и пустился вплавь за лодкой: в ней были три дикаря успевшие отчалить от берега. Он назначил командиром шлюпки своего пассажира и дал ему четырех человек; сам же капитан его помощник и с ними пятеро матросов составляли экипаж баркаса. «ведь лодка моя так мала — говорил я себе — что стоит подняться свежему ветру ее сейчас же захлестнет волной и тогда гибель моя небежна». Мы переночевали в гроте но как только наступило утро я приказал Пятнице идти за мной и повел его в свою крепость Я объяснил что хочу подарить ему кое-какую одежду Он по-видимому очень обрадовался так как был совершенно голый. Наконец я очнулся и понял где я Первым моим чувством был страшный испуг Я вскочил дико озираясь и вдруг подняв голову увидел на ограде своего попугая. От этой нечаянной радости я едва не лишился чувств Ведь я воочию увидел свою долгожданную свободу! Она была здесь у меня в руках! К моим услугам был большой корабль готовый везти меня куда я захочу. Покуда мавр не приблился к берегу я держал курс в открытое море лавируя против ветра чтобы все думали будто мы идем к Гибралтару. 30 июня Я чувствовал себя здоровым весь день Не знобило Выходил с ружьем но ненадолго: побоялся заходить далеко Пообедал черепашьими яйцами которые съел с аппетитом Вечером повторил прием того же лекарства которое помогло. Они вздрогнули от неожиданности но кажется перепугались еще больше когда увидели какое страшилище к ним подошло Никто них не ответил ни слова и мне показалось что они собираются убежать от меня Тогда я заговорил по-английски. Разбойники прибыли на остров во время прилива Покуда они глумились над пленниками которых они привезли а потом бродили по незнакомому острову прошло очень много времени: начался отлив и лодка очутилась. Убитая мною птица напоминала нашего европейского ястреба и окраской перьев и формой клюва Только когти у нее были гораздо короче Мясо ее отдавало падалью и я не мог. Чернила перья и бумагу я старался всячески беречь Пока у меня были чернила я подробно записывал все что случалось со мной; когда же они иссякли пришлось прекратить записи так как я не умел делать чернила и не мог придумать чем их заменить. Я был счастлив что они высадились именно там ибо если бы они вошли в бухточку они очутились бы так сказать у порога моего жилья и — кто знает! — может быть выгнали бы меня моей крепости и разграбили бы все что. Капитан сказал что среди них есть два опасных злодея которые и начали бунт; едва ли нужно щадить их но если бавиться от этих двоих остальные он уверен раскаются и снова вернутся к своей прежней работе. Таким образом я окончательно убедился что Пятница навеки предан мне Если он и хотел воротиться на родину то лишь потому что от всего сердца любил своих соплеменников: он надеялся что я поеду с ним и научу. 3 мая Захватил с собою пилу и попытался перепилить уцелевшие части кормы но пришлось прекратить работу так как начался прилив. Не успел наш корабль выйти из устья Хамбера как с севера подул холодный ветер Небо покрылось тучами Началась сильнейшая качка. Я дал мальчику сухарей и глоток вина; затем мы подтянулись поближе к земле и соскочив в воду направились к берегу вброд не взяв с собой ничего кроме ружей да двух пустых кувшинов. Наконец после долгих расспросов мне удалось выяснить что точно такую же лодку прибило к берегам той земли где живет его племя — Ее пригнала к нам злая погода — объяснил Пятница и снова надолго умолк. Я подозвал к себе одного военнопленных — того самого матроса которого пираты оставили в шлюпке (теперь он сражался в наших рядах) и приказал ему окликнуть по имени его бывших товарищей. Капитан поклялся мне всеми клятвами какие только может придумать человеческий ум что оба мои требования будут свято выполнены им и его товарищами. Заложники к тому же стали горячо убеждать своих освобожденных товарищей чтобы те не менили капитану Вот полный состав нашей армии накануне великого сражения: во-первых капитан его помощник и пассажир; 26 октября Нашел как мне кажется подходящее место для жилья Нужно будет обнести его частоколом С 27 по 30 октября усиленно работал: перетаскивал свое имущество в новое жилище хотя почти все время. — Ты готов Пятница? — спросил я опять — Готов! — отвечал он — Стреляй! — скомандовал я. Теперь оставалось только приготовиться к предстоящему бою: основательно починить обе лодки оснастить их и назначить команду для каждой Все эти хлопоты я возложил на капитана. Я мог бы увидеть дикарей откуда-нибудь засады но я не хотел и смотреть на них — так отвратительны были мне кровожадные хищники пожирающие друг друга как звери Одна мысль о том что люди могут быть так бесчеловечны наводила на меня гнетущую тоску. Но так как у меня не было ни малейшего сомнения что это он мой верный Попка то не ломая головы над вопросами я назвал его по имени и протянул ему руку Общительная птица сейчас же села мне на палец и повторила опять: — Бедный Робин Крузо! Куда. Наконец не дождавшись ответа и должно быть боясь удаляться от берега они уселись под деревом и стали совещаться друг с другом Хорошо было бы если бы они легли и заснули как те что приехали утром тогда мы могли бы живо расправиться. С тех пор как Пятница был со мной жнь моя стала приятной и легкой Если бы я мог считать себя в безопасности от других дикарей я право кажется без сожаления согласился бы остаться на острове до конца моих дней   Два выстрела грянули почти одновременно но так как на этот раз мы стреляли ружей заряженных дробью то убитых оказалось только двое (по крайней мере двое упали) зато раненых было. — А куда они увозят их когда собираются съесть? — Разные места куда вздумают — А сюда они приезжают? — Да да и сюда приезжают И в другие разные места — А ты здесь бывал с ними? — Да Был. Я думаю это был первый выстрел раздавшийся в этих диких местах Не успел я выстрелить как над лесом взвилась туча птиц Каждая кричала на свой лад но ни один этих криков не походил на крики знакомых. 11 декабря С нынешнего дня принялся за работу Пока поставил две сваи и на каждой по две доски крест-накрест. «будь что будет а я попробую добраться туда Чего бы это мне ни стоило я должен отправиться в море если не хочу чтобы меня замучила совесть» С этим решением я поспешил вернуться к себе в крепость и стал готовиться к трудной и опасной поездке. Вдруг они сразу вскочили и направились прямо к морю Должно быть им показалось что оставаться на острове опасно и они решили вернуться на корабль не разыскивая своих погибших товарищей. Получив таким образом воду мясо и хлебные зерна я расстался с дружелюбными дикарями и в течение одиннадцати дней продолжал путь в прежнем направлении не сворачивая к берегу. Как бы то ни было половина дела была сделана Оставалось только спустить лодку на воду и я не сомневаюсь что если бы это мне удалось я предпринял бы самое безумное и самое отчаянное всех морских путешествий когда-либо предпринимавшихся на земном шаре. Это была крайне суровая мера Когда капитан передал пленникам мой ответ они поняли что с начальником острова шутки плохи И конечно им осталось одно: принять мои условия. — Все пропало! — сказал он тоскливо — Как только на корабле станет вестно что матросы прибывшие на остров исчезли новый капитан отдаст приказание сниматься с якоря и тогда прощай мой корабль! — В таком случае — сказал я капитану — нужно будет оставить их здесь И я берусь устроить так что эти два разбойника станут сами упрашивать нас чтобы мы оставили их на острове — Если вам это удастся — буду чрезвычайно доволен. — Сдавайся — или смерть! — Капитан смилуйтесь надо мной ради бога! — взмолился Билл Аткинс — Чем я хуже других? Другие так же виноваты как. «ведь -за каждого зерна которое они съедят теперь я может быть лишаюсь в будущем целой ковриги хлеба» — сказал. Оттуда можно было свободно пройти к противоположному берегу которого я еще никогда не видал Я взял ружье топорик большой запас пороха дроби и пуль прихватил на всякий случай два сухаря и большую ветку юма и пустился в путь За мною как всегда побежала собака. Сняв с мертвеца его лук и колчан со стрелами мой дикарь подбежал ко. В скором времени Пятница научился работать не. Эти слова пробудили в капитане решимость Он и его товарищи схватили ружья заткнули за пояс пистолеты и ринулись вперед Один матросов обернулся на шум шагов и увидев в руках у своих пленников оружие поднял тревогу. Прошло еще несколько месяцев. Дорогой я часто кормил его и благодаря этому он стал таким же послушным и кротким как и прочие жильцы моего дома и так ко мне привязался что не отходил от меня ни. Но они и не думали спать Они чуяли что на острове творится неладное и решили быть настороже хоть и не знали какая грозит им опасность и откуда она может прийти Увидев что они совещаются капитан высказал одно очень толковое соображение. Но все мои старания спустить ее на воду не привели ни к чему: моя пирога осталась там. Но самое ценное было в нем то что он учился так прилежно с такой радостной готовностью слушал меня так был счастлив когда понимал чего я от него добиваюсь что для меня оказалось большим удовольствием давать ему уроки и беседовать. Правда с непривычки ему было неловко в одежде так как он всю жнь ходил голым; особенно мешали ему штаны Жаловался он и на куртку: говорил что рукава давят под мышками и натирают ему плечи Пришлось кое-что переделать но мало-помалу он обтерпелся и привык. После нескольких уроков он уже знал свое имя а потом хотя и не скоро научился довольно громко и четко проносить его «Попка» было первое слово какое я услышал на острове. Никогда не случалось мне видеть его таким возбужденным Наконец он прекратил свою пляску и крикнул: — Скорее скорее сюда! Я спросил его: — В чем дело? Чему ты. Теперь мы могли спокойно дожидаться хорошей погоды чтобы в ноябре или декабре пуститься под парусом в море   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Битва с дикарями Робинзон освобождает испанца Пятница находит отца Я был очень взволнован но нисколько не растерялся и успел сообразить что хотя я не в силах помочь этим людям зато быть может они помогут мне. Когда Ксури увидел раненого зверя все его страхи прошли и он стал просить меня чтобы я отпустил его на берег — Ладно ступай! — сказал я. Я долго ломал себе голову как оградить себя от этой опасности и все же не мог ничего придумать. Ни разу за все годы моего одиночества не испытал я такого страстного желания общаться с людьми «Хоть бы один! Ах если бы хоть один!» — повторял я тысячу раз. Работали мы целый день Шкура была снята только к вечеру Мы растянули ее на крыше нашей маленькой каюты Через два дня она совершенно просохла на солнце и потом служила мне постелью. Наступил декабрь и нужно было собирать урожай Я работал в поле с утра до вечера И вот как-то раз выйдя дому когда еще не совсем рассвело я к своему ужасу увидел на берегу милях в двух от моей пещеры пламя большого костра Я остолбенел от умления. Отчалив от этого берега мы поплыли прямо на юг и дней десять-двенадцать подряд не меняли своего направления Провия наша подходила к концу поэтому мы старались возможно экономнее расходовать наши запасы На берег мы сходили только за пресной водой. — Капитан вас зовет начальник! А капитан не менее торжественно ответил: — Передайте его сиятельству что я сейчас явлюсь. Я пробежал еще несколько шагов и почувствовал с радостью что стою на твердой земле Я стал карабкаться по прибрежным скалам и добравшись до высокого бугра упал на траву Здесь я был в безопасности: вода не могла доплеснуть. Потом через много лет я узнал что матушка все же передала отцу весь наш разговор от слова до слова Отец был опечален и сказал ей со вздохом: Сперва побережье было пустынно; потом в двух-трех местах мы увидели голых чернокожих людей которые стояли на берегу и смотрели на нас Мне как-то вздумалось выйти на берег и побеседовать с ними но Ксури мой мудрый советчик сказал: «должно быть зрение обманывает меня — подумал я — Ведь за все эти долгие годы когда я изо дня в день вглядывался в морские просторы я ни разу не видел. Долго во мне шла борьба но наконец пламенная жажда свободы одержала верх над всеми доводами рассудка и совести Я решил чего бы это ни стоило захватить одного дикарей в первый же раз как они приедут на мой остров. — Оставь пока наших гостей на берегу — сказал я ему — и ступай за мною Мы пошли в ближайшую рощу срубили два-три деревца и на скорую руку смастерили носилки на которых и доставили больных к наружной стене нашей крепости. Я вновь заявил им что по-моему они поступают разумно оставаясь на острове так как если бы капитан взял их с собою на родину их непременно повесили бы. Я кликнул Пятницу попросил его сбегать на берег и поймать черепаху (Мы охотились на черепах каждую неделю так как оба любили их мясо. Он подходил ко мне все ближе и ближе Через каждые десять-двенадцать шагов он падал на колени Очевидно он хотел выразить мне благодарность за то что я спас ему жнь Я ласково улыбался ему и с самым приветливым видом продолжал манить. Хотя я был так сильно разгневан что мне хотелось кинуться на людоедов в тот же миг даже не думая о возможных последствиях я обуздал свою ярость и пробрался тайком к дереву Дерево стояло на пригорке С этого пригорка я видел все что происходило на берегу. — Но чтобы действовать наверняка — сказал я — нам следует отделить одних пленных от других Аткинса с двумя такими же злодеями мы посадим в подземелье Пусть Пятница и ваш помощник отведут их туда А для остальных я найду подходящее место. А пока не стемнело нужно было готовиться к бою Теперь у меня был более сильный и опасный противник чем прежде и готовиться следовало более тщательно. Я показал им знаками что они могут взять зверя себе Они горячо поблагодарили меня и в тот же миг принялись за работу Ножей у них не было но действуя острой щепкой они сняли шкуру с мертвого зверя так быстро и ловко как мы не сняли бы ее. 24 декабря Всю ночь и весь день шел проливной дождь Не выходил дому 26 декабря Дождь перестал Наступила ясная погода Стало гораздо прохладнее. 20 июня Всю ночь не сомкнул глаз: головная боль и лихорадка 21 июня Совсем худо! Боюсь расхвораться и потерять силы Что тогда будет со мной? 22 июня Сегодня мне стало как будто лучше но не знаю надолго ли. Когда мы проходили мимо того места где были похоронены оба убитых накануне дикаря он указал мне на их могилы и всячески старался мне втолковать что нам следует откопать оба трупа для того чтобы тотчас же съесть их. Моим родителям это очень не нравилось Отец старый больной человек хотел чтобы я сделался важным чиновником служил в королевском суде и получал большое жалованье Но я мечтал о морских путешествиях Мне казалось величайшим счастьем скитаться по морям и океанам.

Наступила ночь и вдруг один матросов спускавшийся в трюм закричал что судно дало течь В трюм послали другого матроса и он доложил что вода поднялась уже на четыре фута Тогда капитан скомандовал: — Выкачивай воду! Все к помпам! Стоя на горе я продолжал следить за приближавшейся к острову лодкой. — Куда же ты бежишь? — спросил пробегал мимо меня — Надо привести еще одна лодка! — мне на бегу и вихрем помчался дальше. Наступил двадцать седьмой год моего заключения в этой тюрьме Впрочем три последних года можно было смело скинуть со счета так как с появлением на острове верного Пятницы моя жнь совершенно менилась. Он указывал на убитого и знаками просил позволения сбегать взглянуть на него Я тоже при помощи знаков постарался дать понять что не запрещаю ему исполнить это желание и он сейчас же побежал туда. Все это капитан просто-напросто выдумал но его выдумка провела желаемое действие: Аткинс упал на колени умолял капитана ходатайствовать за него перед начальником острова; остальные тоже начали просить чтобы их не отправляли в Англию. — Значит нужно принять мой совет — сказал я — Вы сами видите что мы вынуждены быть жестокими: для нас это единственное средство спастись. Но видно было что капитану очень не хочется убивать и калечить такое множество спящих людей хотя эти люди и обрекли его на голодную смерть Заметив это я сказал ему чтобы он с товарищами шел вперед и распоряжался. Тогда они как истые моряки — а моряки как вестно самый беззаботный народ во всем мире и никогда не думают о будущем — бросили лодку и снова ушли гулять Перед тем как уйти один них громко сказал другому: Старого козла я выпустил на волю потому что не знал что с ним делать Он был такой дикий и злой что взять его живым было нельзя (я боялся войти к нему в яму) а убивать его было незачем Как только я приподнял плетенку он выскочил ямы и пустился бежать со. Таким образом пленники остались одни Но вместо того чтобы воспользоваться предоставленной им свободой они сидели на песке озираясь по сторонам в безысходном отчаянии. Теперь я стал думать о том как сделать каменную ступку чтобы размалывать или вернее толочь в ней зерно; ведь о таком замечательном проведении искусства как мельница не могло быть и речи: одной паре человеческих рук было не под силу выполнить подобную работу. Я посмотрел в ту сторону куда показывал Ксури и действительно увидел ужасного зверя Это был огромный лев Он лежал под выступом горы — Слушай Ксури — сказал я — ступай на берег и убей этого льва Мальчик испугался. Мы долго сидели в засаде и с нетерпением ждали когда же пираты тронутся с места Нам казалось что их совещанию не. Я принес ему молока в глиняном кувшине и показал как обмакивать в него хлеб Он сразу научился всему этому и стал знаками показывать мне что мое угощение пришлось ему. Прежде всего у меня не было закваски; впрочем этому горю все равно пособить было нечем и потому о закваске я не заботился Но как обойтись без печи? Это был поистине головоломный вопрос Тем не менее я все-таки придумал чем ее заменить. После того как я окончательно устроился в своем новом жилище мне пришлось задуматься над тем как бы мне скорее сложить себе печь или вообще какой-нибудь очаг Необходимо было также запастись дровами. — Поздно! — сказал он — Теперь уж тебя никто не спасет Вот тебе награда за предательство! С этими словами он поднял мушкет и так сильно ударил предателя прикладом по голове что тот замолчал навеки. Я повернулся к Пятнице — Смотри на меня — сказал я — что я буду делать то делай и ты С этими словами я положил на землю один мушкетов и охотничье ружье а другого мушкета прицелился в дикарей Пятница сделал то. Но вскоре случилось событие которое еще сильнее испугало капитана. Слова Пятницы доставили мне великую радость: с этого дня у меня явилась надежда что рано или поздно я вырвусь отсюда и что своей свободой я буду обязан моему дикарю   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ Робинзон и Пятница строят лодку Мальчик прыгнул в воду и поплыл к берегу работая одной рукой потому что в другой у него было ружье Подойдя вплотную к упавшему зверю он приставил дуло ружья к его уху и убил наповал. «пусть он попробует мясо козы» — сказал я себе и решил взять его с собой на охоту Рано утром мы пошли с ним в лес и отойдя две-три мили от дому увидели под деревом дикую козу с двумя козлятами. И вот я спросил его о родном его племени: — А что Пятница храброе это племя? Случалось ли когда-нибудь чтоб оно побеждало врагов? Он улыбнулся и ответил: — О да мы очень храбрые мы всегда побеждаем. Надо было получше использовать те запасы одежды которые у меня еще оставались. Пятница рассказал мне при помощи знаков что дикари привезли с собой четырех пленников: троих они съели а он был четвертым (Тут он ткнул себя пальцем. Было около полудня Я шел берегом моря направляясь к своей лодке и вдруг к великому своему изумлению и ужасу увидел след голой человеческой ноги ясно отпечатавшийся. 2 января Сегодня взял с собою собаку и натравил ее на коз но опыт не удался: все стадо повернулось навстречу собаке Она должно быть отлично поняла угрожавшую ей опасность так как убежала прочь и ни за что не хотела приблиться. Итого двенадцать человек кроме тех пятерых которые оставались в моем подземелье заложниками. Затем он прибавил: — Они много учились от бородатых человеков что приехали в лодке — Так тебе хочется воротиться домой? — повторил я свой вопрос Он усмехнулся и сказал: — Я не могу плыть так далеко. — Зачем? — спросил я — Отрубить ему голову — отвечал он Однако голову отрубить он не мог у него не хватило сил: он отрубил только лапу которую и принес в нашу шлюпку Лапа была необыкновенных размеров. Эти размышления оказали мне большую поддержку Я увидел что мне не следует унывать и отчаиваться так как в самых тяжелых горестях можно и должно найти утешение. Ни о чем подобном я и не слыхивал раньше и теперь был умлен и взбудоражен От колебаний земли со мной сделалась морская болезнь как от корабельной качки У меня началась тошнота Мне казалось что я умираю. Кроме собаки на корабле не осталось ни одного живого существа Большую часть вещей очевидно тоже унесло в море а те что остались подмокли Правда стояли в трюме какие-то бочки с вином или с водкой но они были так велики что я не пытался их сдвинуть. Я взял мушкет в котором были еще заряды и крикнув: «Пятница за мной!» — выбежал лесу на открытое место Пятница не отставал от меня ни на шаг Заметив что враги увидели меня я с громким криком бросился вперед — Кричи и ты! — приказал я Пятнице. Но эти предосторожности оказались совершенно лишними Вскоре Пятница доказал мне на деле как самоотверженно он любит меня Я не мог не прнать его другом и перестал остерегаться его. Выйдя на берег я повернул к востоку и прошел по прибрежью около двенадцати миль Тут я воткнул в землю высокий шест чтобы заметить место так как решил что в следующий раз приду сюда с другой стороны и направился в обратный путь Я хотел вернуться другой дорогой. Было у меня еще два попугая они тоже умели говорить и оба выкрикивали: «Робин Крузо!» но далеко не так хорошо как Попка Правда на его обучение я потратил гораздо больше времени. Но безумная мечта о морских приключениях не покидала меня и теперь Хотя трезвый голос рассудка говорил мне что в море меня ждут новые опасности и беды я снова стал думать о том как бы мне попасть на корабль и объездить по морям и океанам. «идти или нет? Рисковать или нет?» — спрашивал. С неделю я отдыхал и наслаждался домашней едой Большую часть этого времени я был занят важнейшим делом: мастерил клетку для Попки который сразу же сделался домашней птицей и очень привязался. Один пленников видимо о чем-то просил: движения его рук выражали и страдание и мольбу и отчаяние Очевидно он совсем потерял голову Двое других тоже умоляли о чем-то и тоже воздевали руки к небу но в общем были как будто спокойнее и не так бурно выражали. — Да ты ведь сам говорил что тебе хочется домой — заметил я — Да хочется — отвечал он — но только с тобою Чтобы и ты и я Робин не поедет — Пятница не поедет! Пятница не хочет без Робина! Он и слышать не хотел о том чтобы покинуть меня. — Откуда ты взял что я сержусь на тебя? Я нисколько не сержусь — сказал я — «Не сержусь не сержусь»! — повторил он раз шесть или семь — А зачем отсылаешь Пятницу домой к его землякам и родным? Радостная весть о свободе оживила несчастного: он приподнялся на дне лодки и пронес какие-то слова. То был самый счастливый год моей жни на острове Пятница научился довольно хорошо говорить по-английски: он узнал названия почти всех предметов окружавших его и тех мест куда я мог посылать его благодаря чему весьма толково исполнял все мои поручения. «их не меньше двадцати человек а пожалуй наберется и тридцать Где же мне одному одолеть их!» — с беспокойством подумал я Я был в нерешительности и не знал что мне делать но все же засел в своей крепости и приготовился. Впрочем они и не стали стрелять Мы не знали на что решиться Наконец я сказал: Все море страшно бурлило и пенилось; мне думается что в море подземные толчки были даже сильнее чем на острове. К этому времени Пятница научился понимать почти все что я говорил ему Сам он ъяснялся по-английски довольно бойко хотя очень неправильно Мало-помалу я рассказал ему всю свою жнь: как я попал на мой остров сколько лет прожил на нем и как провел. Так как я знал что в каждую пирогу обыкновенно садится по шесть человек а то и больше прнаюсь я сильно растерялся Я никак не ожидал что мне придется сражаться с таким большим количеством врагов. И вот не спросившись ни у отца ни у матери — в недобрый час! — 1 сентября 1651 года я на девятнадцатом году жни сел на корабль отправлявшийся в Лондон. — Нет-нет не съедят! — проговорил он с жаром — Я сделаю так что не съедят! Я сделаю что они будут тебя много любить. Это был дурной поступок: я бессовестно покинул престарелых родителей пренебрег их советами и нарушил сыновний долг И мне очень скоро пришлось раскаяться в том «что я сделал   Трудно мне было перетаскивать в крепость все мои богатства — провию оружие и другие вещи Еле справился я с этой работой И сейчас же пришлось взяться за новую: разбить большую прочную палатку. Наконец один матрос шотландец заговорил со мной по-английски и я сказал ему что я англичанин убежавший плена Тогда меня и моего спутника весьма любезно пригласили на корабль Вскоре мы очутились на палубе вместе с нашей шлюпкой. Вообще я в короткое время сделался очень хорошим пекарем; не говоря уже о простом хлебе я научился печь пудинги и лепешки риса Только пирогов я не делал да и то больше потому что кроме козлятины и птичьего мяса у меня не было никакой другой начинки. Как-То раз утром когда я по обыкновению был занят подготовкой к отъезду мне пришло в голову что хорошо бы кроме прочей еды захватить с собой небольшой запас черепашьего мяса. Тогда он сказал что выдаст мне письменное обязательство уплатить за мою шлюпку восемьдесят червонцев тотчас же по приезде в Бразилию но если там найдется у меня другой покупатель который предложит мне больше капитан заплатит мне столько же. — Медлить нельзя ни минуты! — сказали они — Прикажите и мы срубим ее — Подождем еще немного — возразил капитан — Может быть буря уляжется. Но повторяю в то время я этого не знал Выпустив козла я подошел к той яме где сидели козлята вытащил всех трех по одному связал вместе веревкой и с трудом приволок. И эти слова разжигали во мне такую тоску что пронося их я судорожно сжимал кулаки и так сильно стискивал зубы что потом долгое время не мог их разжать   ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ Робинзон пытается покинуть свой остров Через некоторое время мы с капитаном отправились туда (я в своем новом костюме и на этот раз уже в качестве начальника острова) Подойдя к ограде моей дачи я велел вывести к себе арестованных и сказал им следующее: Робинзон беседует с Пятницей и поучает его Дня через два или три после того как Пятница поселился в моей крепости мне пришло в голову что если я хочу чтобы он не ел человечьего мяса я должен приучить его к мясу животных. Мне не с кем перемолвиться словом некому ободрить и утешить меня Но я остался в живых хотя мог бы утонуть как все мои спутники Но я не умер с голоду и не погиб в этой пустыне Но климат здесь жаркий — и можно обойтись без одежды. После третьего толчка наступило затишье Я стал приходить в себя почувствовал себя гораздо бодрее но все-таки у меня не хватило храбрости вернуться домой Долго еще в глубоком унынии сидел я на земле не зная на что решиться что предпринять. Спал он не больше получаса вернее не спал а дремал потом вскочил на ноги и вышел пещеры. Между тем Пятница с героической смелостью преследовал бегущих дикарей В руке у него был только топор другого оружия не было Этим топором он уже прикончил троих дикарей раненных первыми нашими выстрелами и теперь не щадил никого кто попадался ему. Меня мучила жажда Я пошел посмотреть нет ли где поблости пресной воды и отойдя на четверть мили от берега к великой моей радости отыскал ручеек. Корабль был снаряжен и мои компаньоны согласно условию нагрузили его товаром. Затем он вернулся ко мне отдал мне подробный отчет о своем разговоре с матросами и прибавил что по его убеждению мы можем вполне положиться на этих людей Но я был того мнения что осторожность никогда не мешает и поэтому сказал капитану: На другой день я стал думать где бы мне его поместить. — Здесь мы ничего не поймаем! — сказал я мавру — Хозяин не похвалит нас если мы вернемся к нему с пустыми руками Надо отойти подальше в море Быть может вдали от берега рыба будет лучше клевать. Я горько заплакал: мне вспомнилось предсказание отца что рано или поздно со мной случится беда и никто не придет мне на помощь Я думал что именно меня и постигла такая беда Увы я не подозревал что меня ждали впереди еще более тяжелые беды. Они всегда слушали меня с большим интересом и подолгу обсуждали то что я рассказывал им Однажды пришли ко мне трое них и взяв с меня слово что весь наш разговор останется в тайне сказали: Благоразумная предусмотрительность этого человека пришлась мне по вкусу Я увидел что он и в самом деле заботится о моем благе и предан мне всем сердцем Нужно было немедленно привести его совет в исполнение. За этой бестолковой работой застала меня четвертая годовщина моего пребывания на острове К этому времени многие взятых мною с корабля вещей или совсем носились или кончали свой век а корабельные запасы провии уже подходили. Капитан робко возразил что ему не хотелось бы проливать столько крови и что если можно он предпочел бы воздержаться от подобной жестокости. Меня несло и несло в беспредельную водную даль Но хотя я испытывал смертельный испуг и отчаяние я все же не поддавался этим чувствам и продолжал грести не переставая стараясь направить лодку на север чтобы пересечь течение и обогнуть рифы. 14 апреля Ограда была совсем кончена и завалена снаружи землей Я заделал наглухо вход так как решил что ради безопасности буду входить и выходить по приставной лестнице чтобы снаружи нельзя было догадаться что за оградой спрятано человечье жилье. — Эй Смит! — закричал он — Узнаешь мой голос? Так слушай: если вы немедленно положите оружие и сдадитесь я обещаю вам пощаду всем кроме Билла Аткинса. Другой пленник стоял возле ожидая той же участи Занявшись первой жертвой его мучители забыли о нем Пленник почувствовал себя на свободе и у него как видно явилась надежда на спасение: он вдруг рванулся вперед и с невероятной быстротой пустился бежать. Через несколько дней когда мои новые друзья отдохнули и немного пришли в себя после перенесенных ими испытаний я начал при помощи Пятницы беседовать. Не теряя времени я сбежал по лестнице к подножию горы схватил оставленные там ружья затем с такой же быстротой взобрался опять на гору спустился с другой стороны и побежал наискосок прямо к морю чтобы остановить дикарей. — Да да это можно: надо плыть на двух лодках Я долго не понимал что он хочет сказать но наконец с великим трудом догадался что на его языке это означает большую шлюпку по крайней мере вдвое больше обыкновенной пироги. Не могло быть никакого сомнения в том что они не один раз побывали в лесистой части моего острова но вероятно не нашли там ничего такого что могло бы им пригодиться. Капитан утверждал (вполне справедливо) что лучше всего подойти к кораблю в темноте и в ближайший же вечер отчалил от берега. Что было делать? Как бавиться от этой новой напасти? Ничего придумать я не мог но твердо решил во что бы то ни стало отстоять свой хлеб хотя бы мне пришлось караулить его круглые сутки. «теперь у меня на берегу моря есть дом а в лесу дача» — говорил я себе Работы по сооружению этой «дачи» заняли у меня все время до начала августа. Я приказал Пятнице разложить большой костер затем собрать все кости все куски мяса свалить их в этот костер. Таким образом мне пришлось рассказать этим людям всю длинную историю моей труженической одинокой томительной жни на острове в течение двадцати восьми лет. После таких искренних слов все мои сомнения исчезли и я решил попытаться выручить этих людей Я сказал испанцу что отправлю к ним его и старика дикаря. Половина августа Дожди Солнце снова в Сентябрь зените Половина октября Половина октября Ноябрь Сухо Солнце перемещается Декабрь к югу Январь Половина февраля   После полудня волны совсем улеглись и отлив был такой сильный что четверть мили до корабля я прошел по сухому дну. Однако на девятый день к утру ветер еще посвежел и вскоре разыгрался страшный шторм Даже испытанные моряки были сильно испуганы Я несколько раз слышал как наш капитан проходя мимо меня то в каюту то из каюты бормотал вполголоса: «Мы пропали! Мы пропали! Конец!» А так как я очень редко хожу туда у меня нет причины особенно бояться дикарей хотя конечно следует все-таки подумать о безопасном убежище где я мог бы укрыться если они снова появятся на острове. Однажды ранним утром мы бросили якорь у какого-то высокого мыса Уже начался прилив Вдруг Ксури у которого глаза были видимо зорче моих прошептал: Такое решение возникло у меня тотчас же после того как я увидел этот ужасный отпечаток ноги Ожидание опасности всегда страшнее самой опасности и ожидание зла в десять тысяч раз хуже самого зла. Итак мой матрос закричал во все горло: — Том Смит! Том Смит! Том Смит сейчас же откликнулся: — Кто меня зовет? Ты Джимми Рой? Он очевидно узнал этого матроса по голосу Джимми Рой отвечал: «что-То будет делать этот бедняга — подумал я — когда добежит до бухты? Он должен будет переплыть ее иначе ему не уйти от погони». Кроме того я принес огромный кусок воску (фунтов пятьдесят весом) да прихватил моток пряжи топор пилу и молоток Все это нам очень пригодилось впоследствии особенно воск из которого мы делали свечи. Испанец все еще был очень слаб Он сидел на лужайке под деревом в полном неможении Дикари так туго связали его что теперь у него распухли руки. На другой день я взял с собой шесть больших свечей собственного готовления (к тому времени я научился делать очень хорошие свечи козьего жира) и вернулся в пещеру. Это было незадолго до того как начались проливные дожди о которых я уже упоминал в дневнике Я давно забыл про этот случай не помнил даже на каком месте я вытряхнул мешок. Но я хорошо сознавал что это мне конечно не. После этого случая я нередко брал птенцов гнезд так как они были очень вкусны и них можно было приготовить отличный обед За это время я сделал большие успехи в столярном искусстве и не хуже заправского столяра стал действовать топором и рубанком. Повторяю я жил настоящим королем ни в чем не нуждаясь; подле меня всегда был целый штат преданных мне придворных — не было только людей Впрочем как увидит читатель скоро пришло время когда в моих владениях появилось даже слишком. — Не ходи! Не ходи! Не надо! И все-таки я стал держаться ближе к берегу чтобы иметь возможность завести с этими людьми разговор Дикари очевидно поняли чего я хочу и долге бежали за нами по берегу. Но недолго им пришлось ползти: на них почти наткнулись случайно отделившись от остальных три пирата и в том числе боцман который как уже сказано был главным зачинщиком а теперь вел себя как самый отъявленный трус. — Они лежат под теми деревьями сэр — отвечал капитан указывая на ближний лесок — Сердце у меня замирает от страха: я боюсь что они увидели вас и слышат о чем мы сейчас говорим Если так мы пропали! Они убьют нас всех не пощадят никого. «уж лучше — думалось мне — построю себе новое судно а прежняя лодка пускай остается там где сейчас Выехать на ней в море было бы опасно Там на меня могут напасть дикари-людоеды и без сомнения они растерзают меня как и других своих пленников». Но даже убедившись что это был попугай и понимая что кроме попугая некому тут и быть я еще долго не мог успокоиться Я совершенно не понимал во-первых как он попал на мою дачу во-вторых почему он прилетел именно сюда а не в другое место. Это очень обрадовало меня Предоставив Пятнице и помощнику капитана делать свое дело я приказал остальному отряду следовать.   Глава ТРИНАДЦАТАЯ Робинзон готовляет посуду Когда шел дождь и нельзя было выйти дому я между делом учил своего попугая говорить Это очень забавляло меня. Я понял многое того что он хотел мне сказать и постарался внушить ему что я им совершенно доволен. Дойдя до морского берега я еще раз убедился что судьба забросила меня в самую худшую часть острова. Спускаясь с холма я подстрелил одну птицу очень большую: она сидела на дереве у опушки леса. Был уже вечер когда я добрался до своей лесной дачи Я перелез через ограду улегся в тени и чувствуя страшную усталость скоро заснул. Когда старик напился я подозвал Пятницу и спросил не осталось ли в кувшине воды Он отвечал что осталось и я велел ему дать напиться бедному испанцу нывавшему от жажды не меньше старика дикаря Я отослал испанцу также ковригу хлеба. Днем я тоже не знал ни минуты покоя Весьма возможно что такая бурная тревога в конце концов довела бы меня до безумия если бы вдруг не случилось событие сразу отвлекшее мои мысли в другую сторону. 30 сентября Сегодня печальная годовщина моего прибытия на остров Я сосчитал зарубки на столбе и оказалось что я живу здесь ровно триста шестьдесят пять дней! Посчастливится ли мне когда-нибудь вырваться этой тюрьмы на свободу?   Глава СЕМНАДЦАТАЯ Неожиданная тревога Робинзон укрепляет свое жилище Вскоре случилось событие которое совершенно нарушило спокойное течение. Он был совершенно прав Провии у нас было мало Ее еле хватало на четверых а если приедут гости они уничтожат все наши запасы в неделю и мы будем обречены на голодную смерть. — Так пусть себе уходят — сказал я — не будем им мешать Видно сама судьба позаботилась о том чтобы спасти невиновных от пули Но пеняйте на себя если вы дадите уйти остальным Они схватят вас и вам не будет пощады. Но скоро я понял что эти надежды напрасны потому что в первый же раз как мой господин вышел в море он оставил меня дома исполнять черную работу какую обычно исполняют рабы. Таким образом он на первое время был одет с головы до ног и остался по-видимому очень доволен тем что его одежда не.